Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск

Ирина Юрьевна Чмырева,
к.иск.

Счастливые сады в московском метро

Фрагмент панно

На лиловом фоне скачет кавалькада всадников, под копытами коней, как волны, кувыркаются собаки, позади наездников деревья и птицы. Сюжет, который, казалось бы, сошел с средневековых французских гобеленов, в наши дни украшает станцию метро «Битцевский парк» в Москве. Хочется сказать, что станция новая, но она уже год как радует пассажиров; у них радость двойная: новый транспортный узел, соединяющий отдаленные районы столицы с центром, и эстетическое наслаждение, роль которого в формировании повседневности как будто незаметна, хотя важна. От того, в какие цвета окрашено утреннее бодрствование и вечерняя усталость, как цвет станции взаимодействует с ее освещением, какой контраст – между живым лесом наверху и подземными фантастическими садами в вестибюле станции, - от этого зависит то, что ученые называют «качеством жизни».



Проект станции

Проект станции «Битцевский парк» создавался долго, но реализован в материале был в сжатые сроки. Командой архитекторов проекта станции руководил Н.И. Шумаков; все сотрудники – архитекторы Проектного института ОАО «Метрогипротранс». Художники проекта – династия Бубновых-Шапошниковых: Василий Бубнов, Валерия Шапошникова и Екатерина Бубнова. Имя монументалиста Василия Бубнова тесно связано с историей Московского метрополитена; станции Пушкинская, Печатники в разные годы были оформлены им. Валерия Шапошникова – автор мозаик, украшающих здания в разных городах России и за рубежом; кроме того, она – живописец, колорист и композитор, которой дано возвышать простые сюжеты повседневности до цветовых мелодичных и поэтических символов. Екатерина Бубнова, одна из дочерей этой заслуженной пары, – искусствовед и художник, работающий с новыми медиа: фотографией, цифровыми коллажами, пространственными инсталляциями из современных материалов.
Когда вы заходите в верхний вестибюль новой станции, ничто не предвещает, что вас ожидает внизу: на земле – переход от современной жилой архитектуры и прекрасного парка, когда-то лесного массива, к зданию из стекла и гранита в духе архитектуры современных офисных центров. Через благородный серый вестибюль, мимо больших солнечных окон вы спускаетесь под землю. А там... В московском метро только две ассиметричных станции, «Крылатское» и «Битцевский парк» (обе – проекты Н. Шумакова и Г. Мун), но в Битцевском парке этот эффект выявлен ярче. Вы попадаете на станцию навстречу светящимся плафонам, которые, как бионические соты, фризом идут по всей длине станционного тоннеля. Вы встречаетесь со светом, пластикой архитектурного объема; поворот на сто восемьдесят градусов – и перед вами цветовое панно. Лиловое, желтое, зеленое и голубое. 103 метра в длину, почти 6 метров высоты набраны из 359 ярких фрагментов, напечатанных и пластифицированных по технологии триплекса, прочной и выносливой, сохраняющей цвет и экономичной. Первоначально триплексные панели – развитие современных технологий презентации фотографии в урбанистических гигантских интерьерах: их масштабам должен соответствовать монументальный размер изображения. Но в технике, которая передает нюансы фотографического изображения, сегодня можно печать и графические эскизы, и даже репродукции живописи. Триплекс (тройной пакет, с прочным задником из металлопластика и акриловым стеклом на лицевой стороне) – один из немногих современных материалов, создатели которого гордятся еще и экологической безвредностью своего изобретения для окружающей среды и зрителей.
И когда внимание ваше переключилось с архитектуры станции на панно, играющее в отражениях черного гранита перрона, в стеклах ограждения лестниц и лифтовой шахты, вы попадаете в веселое игровое пространство. В наивных линиях фигурок всадников угадываются черты графики Валерии Шапошниковой, как и ее сюжеты: люди в садах, сбор урожая, семьи, идущие по светлым полям и холмам, люди и звери, птицы, небо и фантастические города... В ее композициях нет гимнического аллегорического начала, но ее поэтические сюжеты соприкасаются с вечными темами – материнство, жизнь, гармония мира, не утрачивая очарования личной интонации художника и женщины, сказительницы. Эта работа для метро родилась из рисования в самых старых (на сегодняшний день) графических компьютерных программах. В наше время, когда художники, прибегая к компьютерным технологиям, в большинстве своем стремятся поразить зрителя виртуальными эффектами, иллюзорностью, вплоть до обманки стереоскопического изображения и 3D, в работе Шапошниковой и Бубновых – истинная декларация пуризма: компьютер – карандаш современного художника. Не менее, но и не более. То же и с цветом «Битцевского парка»: он ярок, локален, праздничен; он искусственен, как краски в детском рисунке, выбранные автором за свое несходство с серым окружающим миром.
Такой высокомудрый наив панно, «симплицизм», как величают его арт-критики, рифмуется с яркостью и математически-выверенной простотой знаменитого французского дизайнера Матали Крассе (Matali Crasset). Ее проектам также присущи простые линии, цвета, будто из книжки «Цвета, которые делают детей счастливыми», и при этом удивительный функционализм каждого проекта и чувство комфорта при общении с ним. Авторы композиции «Битцевский парк», как и Крассе, стремятся найти тот минималисткий уровень воплощения, который не претендует на личное творческое пространство самовыражения зрителя, но создает для него «базовый слой», почву, из которой может вырасти новый художник – из тех, кто вдохновится фигурами всадников и собак, вспомнит их в снах, а потом создаст собственное новое искусство.