Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-549-0446, +7-916-988-2231
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru
Экспертиза - Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Новое в блогах

Войти

Поиск

Объявления

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.
 

СЕРГЕЙ ИВАНОВ

Городской пейзаж в ленинградской живописи

 Беггров-Большая Морская улица-1903 Бродский-Демонстрация на проспекте 25 Октября-1934 Ведерников-Тучков мост-1935 Верейский-Андреевский рынок-1920-е Дубовской-На Екатерининском канале летом-1905Дубовской-На Екатерининском канале летом-1905
Канеев-Ленинград. На бывшей Сенной-1959 Коровин-Площадь Труда-1965 Коровяков-Строительство стадиона имени Ленина-1960 Крестовский-Белая ночь. Крюков канал-1960 
Купцов-АНТ-20 над Ленинградом-1934 Ласточкин-Невский проспект до реконструкции-1954 Овчинников-У Калинкина моста-1977 Остроумова-Лебедева-Первый снег-1917
Пакулин-Львиный мостик-1943 Подляский-Ленинград-1958 Позднеев-Весенний день-1959 Русов-На Неве-1963 Савинов-Невский проспект-1984 Савицкий ГК-Ленинград. Белые ночи-1941

 Суворов-Фонтанка. Начало зимы-1961 Тетерин-Средняя Подъяческая улица-1969 Угаров- Ленинградка (в 1941 году)-1961 Френц-Крюков канал-1920
Семёнов-Весенний день-1959 Семёнов-На Кировском проспекте-1965 Яремич-Крюков канал в белую ночь-1908 Моисеенко-Тульский переулок-1963



К началу ХХ века в изобразительном искусстве имелась обширная иконография Петербурга, охватывающая два века его существования. В её истории отмечались как периоды подъёма интереса художников к этой теме, так и заметного спада. Последний из них пришёлся на 1860-1890-е годы, когда тема Петербурга постепенно почти полностью исчезает из изобразительного искусства. Виды города всё реже привлекали внимание художников. Лишь отчасти это было связано с появлением фотографии, с которой художникам было сложно соперничать в точности передачи архитектурных деталей. Трудности испытывала и литография. К началу 1890-х в гравёрном классе Академии художеств оставался один ученик. Только с приходом В. Матэ ситуация начала меняться.

Новый подъём интереса к петербургской теме возникает на рубеже 1900-х в творчестве художников «Мир искусства» - А. Н. Бенуа, М. В. Добужинского, Е. Е. Лансере. Первое место среди них по праву отводят А. П. Остроумовой-Лебедевой, ученице И. Е. Репина, В. В. Матэ и П. П. Чистякова, на всю жизнь сохранившей верность городу на Неве. Над городским пейзажем она работала и как живописец и как график. Главной её заслугой считается возрождение русской гравюры на дереве. Первые же работы А. П. Остроумовой-Лебедевой совершили переворот в петербургском пейзаже. Ясные, свежие по композиции, построенные на крупных красочных плоскостях, на резких границах между белым и чёрным и смелом использовании штриха, они порывали с фотографическим искусством прежних лет. Монументальность образа и обобщённость формы, пренебрежение к скрупулёзному перечислению деталей и нескрываемое восхищение городом – эти качества не только объясняют притягательность созданных ею петербургских видов, но и находят своё продолжение и развитие в творчестве многих ленинградских пейзажистов.

Создававшаяся А. П. Остроумовой-Лебедевой в течение всей жизни своеобразная сюита о городе на Неве перекликается с вкладом в этот жанр других «мирискусников»: с графикой Е. Е. Лансере, с гравюрами на дереве П. А. Шиллинговского, с литографиями М. В. Добужинского. Все они продолжали работать в Петрограде – Ленинграде и после революции, участвуя в развитии жанра городского пейзажа 1920-х - 1940-х годов.

Наряду с творчеством «мирискусников» в начале ХХ века в Петербурге развивалась и другая традиция, связанная с поисками полноценного живописного эквивалента современного Петербурга, с выявлением специфическими средствами живописи его художественного своеобразия и изменчивого облика, ускользающего при обращении к графическим техникам. Эта традиция была представлена работами Н. Н. Дубовского («Наводнение на Екатерининском канале», 1903, «На Екатерининском канале летом», 1905, «Первый снег», 1910, «Ночь. Фонтанка», 1916), А. Б. Лаховского («Набережная Фонтанки. Баржи с дровами», 1910-е, «Чёрная речка», около 1910, «Вид Невы», 1912, «Крестовский остров. Весна», 1912), А. К. Беггрова («Вид на Неву», 1912), И. М. Грабовского, О. Э. Браза, А. И. Вахрамеева, С. П. Яремича («Екатерининский канал в Петербурге», 1908) и некоторых других авторов. Среди них лишь А. К. Беггрова можно было с полным основанием называть художником Петербурга. Его формирование в этом качестве происходило под влиянием отца К. Беггрова, от которого он унаследовал любовь к городу на Неве, и учителя А. П. Боголюбова. Новым для произведений А. Беггрова стал поиск активного равновесия между пейзажем и жанром, которое спустя полвека станет характерной чертой ленинградского городского пейзажа. В произведениях А. Беггрова создан романтический и достоверный облик Петербурга конца XIX – начала ХХ века с дымящимися трубами заводов на фоне документально точно переданных архитектурных ансамблей, с фигурами извозчиков, рыбаков, тянущих невские сети, дворников, городских обывателей.

Не в пример графике, городской пейзаж занимал к началу ХХ века скромное место среди прочих жанров у петербургских живописцев. Сегодня может показаться невероятным, но такие первые мастера русской живописи, в том числе пейзажной, как И. Е. Репин, В. Е. Маковский, И. И. Шишкин, И. К. Айвазовский, А. И. Куинджи, А. А. Рылов, А. А. Киселёв, Н. К. Рерих, Д. Н. Кардовский, жившие и работавшие в Петербурге и своём большинстве преподававшие в разные годы в Академии художеств, практически не писали Петербурга.

Объяснение этому следует искать во вкусах и запросах столичной публики, украшавшей картинами присутственные места, особняки, квартиры и загородные дома. В жанровом отношении это были в первую очередь разнообразные портреты, картины на библейские и исторические темы, морские пейзажи и картины на темы флота (морская столица Российской империи), русский деревенский пейзаж всех оттенков и направлений и всех времён года, экзотический пейзаж (Италия, Палестина, Восток), сцены из деревенской жизни с крестьянскими типами, постановочные натюрморты с дичью и фруктами. В этом жанровом разнообразии городской пейзаж был представлен очень скромно. Запрос на изображение парадных видов Петербурга по-прежнему удовлетворяла литография. Виды петербургских «трущоб» и заводских окраин, либо непарадных уголков старого Петербурга мало привлекали заказчика. Тема среднего класса и городской бедноты, петербургского дна существовала в искусстве, но раскрывалась либо другими жанрами живописи, либо графикой, преимущественно книжной.

Жизнь и облик Петербурга менялись вместе со страной. Изменчивым было и отношение художников к городу: от светлой влюблённости первой трети XIX века, через охлаждение, неприятие и даже ненависть к глубокому сочувствию и любви, отмеченной трагизмом, от растерянности перед лицом потрясений революционных лет до гордости и восхищения середины ХХ века.

События 1917 года изменили отношение художника к городскому пейзажу. Центр Петрограда и рабочие окраины в прямом и переносном смысле наполнились новым содержанием и обрели нового хозяина, стали ассоциироваться с действиями революционно настроенных масс, сломавших старый уклад жизни. Резко поменялся запрос на искусство и жанровые предпочтения заказчика. Довольно скоро существовавшее ранее разнообразие свелось к двум крайностям: к агитационному искусству в различных его проявлениях, заказчиком которого прямо или опосредованно выступала новая власть, и к живописи малых форм (камерный портрет и пейзаж). Последняя стала формироваться во многом под влиянием ностальгии по утраченному миру и фиксации признаков упадка и разрухи, в которую, казалось, неотвратимо погружался Петроград. Этим задачам отвечал камерный городской пейзаж, позволявший варьировать широкую гамму настроений и внешних примет нового времени в исторических архитектурных декорациях.

Революция вызвала переоценку искусства, доставшегося от «старого мира». В том числе и в отношении роли отдельных направлений, течений, группировок и художников. Авангардисты и некоторые художники «Мира искусства», как наименее связанные с обслуживанием прежней власти и потому близкие революции, быстро заняли в печати, заказах и в сознании масс место, о котором при прежнем режиме не могли даже помыслить.

Благоприятные условия, сложившиеся в эти годы для развития графики, закрепили за изобразительным искусством Петрограда – Ленинграда на десятилетия представление как о, прежде всего, графической «школе». Линия, контур, небогатая в цветовом и тональном отношении палитра и другие графические приёмы перекочевали и в живопись, стирая традиционные различия. Такая акварельная манера письма в полупрозрачных тонах, использованная частью ленинградских художников, получила позднее своё отражение в искусствоведческой литературе и была охарактеризована некоторыми авторами как ленинградский городской камерный пейзаж 1920-1930-х годов.

В эти переломные для искусства годы в Петрограде создавались не только новые произведения, запечатлевшие изменившийся облик города, но зарождался новый взгляд на городской пейзаж. Первой тематической выставкой послереволюционного периода, открывшейся 8 декабря 1918 года в Петрограде в художественном бюро Н. Е. Добычиной, стала выставка «Русский пейзаж» при участии А. Н. Бенуа, Б. Д. Григорьева, Б. М. Кустодиева, А. Е. Карева, И. И. Бродского, А. А. Рылова, Н. И. Альтмана, К. С. Петрова-Водкина, З. Е. Серебряковой, А. Я. Головина, Г. С. Верейского, А. Е. Яковлева, С. Ю. Судейкина и других. Экспонировалось свыше 350 произведений 109 художников.[1] Среди них были и виды Петрограда и его пригородов Б. Кустодиева, С. Яремича, Н. Лермонтовой, А. Бенуа, М. Добужинского, А. Лаховского.

Городской пейзаж стал тем скромным жанром живописи, который раньше прочих сумел разнообразно и художественно отразить перемены, вызванные революцией. Образно выражаясь, революция выдвинула его из арьергарда на авансцену художественной жизни Петрограда – Ленинграда. Это подтвердила выставка картин художников Петрограда всех направлений за 1918-1923 годы, открывшаяся в залах Академии художеств.[2] Виды Петрограда впервые были представлены на ней так широко в работах А. Бенуа («Мотив Екатерининского канала»), Н. Цириготи («Белая ночь. Биржа»), М. Иоффе («На Неве»), Н. Осипова («Андреевский рынок», «Старый дворик»), Е. Лужковского («Барки», «Где впадает р. Смоленка», «Река Ждановка»), М. Балунина («Воскресенская набережная» и «Окраина города»), И. Симакова («На проспекте 25 Октября», «Чистка мостовой»), Д. Жудина («Уголок Петрограда от портика Исаакиевского собора»), Н. Рябинина («Михайловская площадь», «Развалины на Полозовой улицу»), А. Жаба («Перспектива Большой Гребецкой улицы и Владимирское училище после обстрела снарядами»), Р. Френца («Невский днём», «Улица», «Невский ночью»), М. Бобышова («Летний сад», «Фонтанка», «Мойка»), И. Бродского («Город ночью», «Праздничный день»), А. Белого («Казанский собор», «У Сенной», «Екатерининский канал», «Демидов мост», «Литовский замок», «Река Фонтанка»), работами А. Громова, А. Лаховского, Брускетти, Н. Протопопова, А. Иванова, И. Лапускина, А. Вахрамеева («Банный хвост», «Заготовка») и других авторов. А. Вахрамеев одним из первых живописцев запечатлел Петроград 1917-1921 годов в серии острохарактерных городских сцен, насчитывающей около 150 работ.

Чувствительной потерей для становления городского пейзажа 1920-1930-х годов стала эмиграции А. Н. Бенуа, З. Е. Серебрякова, М. В. Добужинский, А. Б. Лаховский, М. С. Иоффе, некоторых других художников. Часть из них разделяла идеалы революции, но их искусство оказалось невостребованным новыми властями, сделавшими в первые годы ставку на поддержку авангардных течений и группировок.

Произведения 1920-х годов, запечатлевшие образы современного Петрограда - Ленинграда, достаточно многочисленны и разнообразны. Среди них работы А. П. Остроумовой-Лебедевой (серия «Вид на Неву и Адмиралтейство», 1927), литографические листы М. В. Добужинского (1922-1923 годы), гравюры П. А. Шиллинговского (серия «Петербург. Руины и возрождение»), офорты Е. С. Кругликовой («Сенат. Иней», 1925, «Площадь Островского», 1926), живопись Р. Р. Френца («Крюков канал», 1921, «Невский ночью. Извозчик», 1923, «Улица Красных зорь», 1920-е), Б. М. Кустодиева («Праздник в честь 2-го конгресса Коминтерна на площади Урицкого», 1921), А. И. Вахрамеева («Торгующие солдаты на Аничковом мосту», 1918, «На барахолке», 1919, «Трамвайные «висельники», 1920, «Заготовка топлива», 1921, «На принудительных работах. Уборка снега», 1921, и другие из серии «Типы революции»), Г. С. Верейского («Угол Каменноостровского и Большого проспектов», 1927, пейзажи Васильевского острова), Н. И. Дормидонтова («Окраина Ленинграда», 1928), А. Б. Лаховского («Фонтанка», 1919, «Аничков мост», 1920), А. А. Осмёркина («Мойка. Белая ночь», 1927), П. Н. Филонова («Нарвские ворота», 1929), А. Е. Карева («Первомайская демонстрация у завода», 1926, «Андреевский рынок», 1926), И. А. Владимирова («На улицах Петрограда», 1918), С. А. Павлова («Летняя ночь за Нарвской заставой», 1923, «Василеостровский пейзаж», 1923, «Зимний пейзаж. Гавань», 1924), С. А. Власова, А. И. Чугунова («Михайловский сад», 1927) и другие.

Среди действовавших в 1920-е годы ленинградских художественных группировок, включая и молодёжный «Круг», трудно выделить кого-то за особый интерес к городскому пейзажу. Из явленного на выставках разнообразия техник, сюжетов, стилей и творческих индивидуальностей постепенно складывался противоречивый образ ленинградского городского пейзажа 1920-х, в котором при общей приверженности реалистической идее выделялись фигуры отдельных мастеров, но невозможности было говорить о лидерстве какого-то одного стилистического направления.

В следующее десятилетие городской пейзаж утвердился в качестве одного из ведущих жанров ленинградской живописи и пополнился новыми именами. Связано это было не только с перестройкой художественной жизни, но и с переменами в облике самого города и в обществе. В 1930-е годы за городом прочно утверждается репутация не только колыбели революции, но и ведущего культурного, научного и промышленного центра страны. Уже с середины 1920-х в Ленинграде разворачивается новое строительство. Архитектура рабочих окраин не повторяла стиля старого Петербурга, она была порождена возможностями и эстетикой своего времени, острой потребностью создания нормальных условий жизни в рабочих районах. Использованные решения были предельно скромны и функциональны, подчинены утилитарному предназначению и конструктивным особенностям как жилых, так и общественных зданий того времени – Дворцов культуры, фабрик-кухонь, школ. На окраинах закладывались новые сады и парки. Со второй половины 1920-х началось планомерное благоустройство и реконструкция центральных районов Ленинграда. При этом бережно сохранялись памятники архитектуры, восстанавливался первоначальный облик некоторых зданий и ансамблей, искажённый перестройками.

Происходившие перемены объясняют рост интереса к жанру городского пейзажа в различных его проявлениях: от лирического, камерного пейзажа настроения до архитектурного, исторического и индустриального пейзажа, от натурного этюда до пейзажа-картины и монументальных композиций и панно.

Сказанное подтвердила первая выставка произведений ленинградских художников, открытая весной 1935 года в Русском музее.[3] Она стала творческим отчётом за три года, прошедших после образования единого ленинградского союза, объединившего лучшие силы живописцев, скульпторов, графиков города. Участниками выставки за редким исключением были все ведущие ленинградские художники, что позволило увидеть изменения, произошедшие и в жанре городского пейзажа.

По мнению критики, в пейзажной живописи происходило общее заметное движение от этюда к пейзажу-картине с развитой сюжетной основой. Работами в жанре городского лирического пейзажа на выставке впервые обратили на себя внимание А. С. Ведерников и близкие к нему Н. Ф. Лапшин и В. А. Гринберг.[4] Их лирическое искусство опиралось на творческое освоение достижений А. Марке и новой французской живописи, а также на русских мастеров «Мира искусства», в первую очередь петербургскую графику А. П. Остроумовой-Лебедевой.

Лучший период в творчестве «маркистов» пришёлся на середину 1930-х – первую половину 1940-х годов. После войны А. С. Ведерников, В. В. Пакулин, Г. А. Траугот сдали свои позиции в городском пейзаже, их начинают упрекать в визионёрстве, доводимом порою до гипертрофии, в увлечении миражами, отмеченными печатью чужой живописной культуры, в языке, как будто бы современном, но в действительности очень далёком от современности.[5]

Тем не менее, именно произведения «маркистов» в жанре городского камерного пейзажа дали основание Л. В. Мочалову уже в 1970-е годы впервые говорить о, так называемой, «ленинградской школе живописи, прежде всего, пейзажной». В отличие от московской, связанной с традициями «Союза русских художников» и «Бубнового валета», она, по мнению автора, «не культивировала щедрую, буйную красочность, густой сочный мазок, склоняясь к колористической сдержанности, к акварельной прозрачности цвета, нередко ограничиваясь мягкими тональными отношениями. Живопись ленинградцев словно была порождена самим неярким светом туманной Северной Пальмиры».[6]

П. Ефимов в 1981 году в статье «Городской пейзаж ленинградских художников 1930-1940-х годов» пишет о «ленинградской школе городского пейзажа», формирование которой автор относит к периоду 1930-х годов, называя распространённый в эти годы пейзаж настроения «своеобразным промежуточным, переходным звеном к городскому пейзажу в нынешнем, современном его понимании».[7]

Иначе раскрывается образ Ленинграда 1930-х в работах таких разных художников, как И. И. Бродский, А. И. Заколодин, А. Н. Самохвалов, В. В. Купцов, Н. А. Ионин, В. И. Викулов. В поисках нового образа города они обращаются к теме многотысячных манифестаций, заполняющих улицы и площади Ленинграда в праздничные дни, но раскрывают её иначе, нежели это делал А. Карев в работах середины 1920-х. Картины «Демонстрация на проспекте 25 Октября» (1934) И. И. Бродского, «Демонстрация» (1933), «Демонстрация у моста лейтенанта Шмидта» (1935) А. И. Заколодина, «АНТ-24 «Максим Горький» (1934) В. В. Купцова, «С. Киров принимает парад физкультурников» (1935) А. Н. Самохвалова, «Праздничная демонстрация» (1935) Н. А. Ионина, «Демонстрация на площади Урицкого» (1937) В. И. Викулова строятся на противопоставлении старых форм и нового содержания в облике города. И спустя десятилетия эти произведения позволяют услышать пульс времени, вдохнуть воздух эпохи, окунуться в особую атмосферу предвоенного Ленинграда. Чуть позже в 1939 году В. В. Викулов напишет картину «Ёлка на площади Урицкого», добавив новые краски и сюжет к живописному образу города предвоенных лет.

Собственную тему Васильевского острова в ленинградском городском пейзаже 1930-х продолжил Г. С. Верейский. Пейзажи с Мойкой пишут Н. Тырса («Мойка у Поцелуева моста» 1929, «У Синего моста» 1932, «Мойка осенью» 1933) и А. Успенский («Мойка» 1934), преимущественно работавшие в графике. К жанру городского камерного пейзажа обращаются в эти годы и такие признанные «картинщики» как К. С. Петров-Водкин («Кировский проспект», 1937), А. Н. Самохвалов («Ленинградский пейзаж», 1936).

В эти же годы в работах В. В. Пакулина («Турбокорпус завода Электросила», 1932), И. Г. Дроздова (триптих «Ленинградский порт. Лесоэкспортная механизированная гавань», «Ленинградский порт. Барочный бассейн», «Ленинградский порт. Ледокол проводит караван судов», 1935), В. В. Сукова («В порту. Краны», 1934, «Балтийский завод», 1934), Н. А. Ионина («Подготовка новых быков у моста лейтенанта Шмидта», 1937) впервые возникает индустриальная тема в ленинградском городском пейзаже-картине.

В произведениях М. Г. Платунова («Белая ночь на Неве» 1934, «Нева. Бурный день» 1934, «На берегу Невы» 1934), А. С. Ведерникова («Вид на Невку» 1934, «Тучков мост» 1935), В. М. Белаковской («Барки на Неве», 1935), А. Е. Карева («Нева» 1934), А. И. Кудрявцева, В. В. Сукова («Набережная лейтенанта Шмидта» 1932, «Макс-Гельц у причала» 1934), А. С. Попова («На Неве», 1937) в 1930-е годы возрождается особый вид городского пейзажа, в котором главенствующая роль отводится Неве и жизни на её берегах.

Характерно, что на выставке 1935 года из 580 работ по разделу живописи не менее 45 принадлежало к городскому пейзажу. Для сравнения к жанру исторической картины – 13 работ, к натюрморту – 26 работ, к портрету -143 работы, к прочим видам пейзажа – свыше 220 работ. Теме детства были посвящены 36 работ, физкультуре и спорту – 20, революции – 3 работы, Сталину – одна работа, Ленину и другим руководителям государства – 5 работ.

Как заметную тенденцию нужно отметить введение городского пейзажа в жанровые и портретные композиции. В качестве примера можно назвать картины «Манифестация у Литовского замка в Октябрьские дни» (1926), «Октябрьские дни на Неве» (1931) А. Белого, «Окраина Ленинграда. Музыканты» (1931) Н. Дормидонтова, «В ЦПКО на Кировских островах» (1934) Г. Бобровского, «Тревога» (1935) К. Петрова-Водкина, «Выходной день на Неве» (1937) В. Петровского и другие.

Произведения 1930-х - начала 1940-х годов позволяют говорить об утверждении городского пейзажа в качестве одного из ведущих жанров ленинградской живописи, находящегося на стыке пейзажа и жанровой картины, со своею сложной тематической структурой и богатым сюжетным разнообразием. В его рамках выделялись самостоятельные типы городского пейзажа: пейзаж улиц и площадей современного города; индустриальный пейзаж; исторический пейзаж-реконструкция; камерный пейзаж настроения; архитектурный пейзаж; садово-парковый пейзаж Ленинграда и его окрестностей; наконец, невский пейзаж, основным мотивом для которого художники избирали жизнь Невы.

В свою очередь выставки и работы 1930-х годов позволяют говорить о развитии городского пейзажа-картины, пейзажа-этюда и декоративно-монументальных композиций, посвящённых историческому прошлому и настоящему дню города на Неве, со своими задачами, методами воплощения и достижениями. За десятилетие в развитии ленинградского городского пейзажа художниками совершился скачок, превосходящий всё сделанное ранее. Безусловно, этого невозможно было бы достичь без опоры на опыт предшествующих поколений, без благоприятных условий, сложившихся для развития жанра городского пейзажа, порою казалось бы вопреки, а не благодаря обстоятельствам, заданным в 1932 году.

Это побуждает внимательнее присмотреться к переменам в художественной жизни 1930-х, избегая однозначных суждений. В частности, к распространённым представлениям о месте «политического заказа» в экспозициях предвоенных выставок и «вытеснении» из выставочного пространства художников, причисляемых сегодня некоторыми исследователями к так называемому «третьему пути», по признаку «аполитичности» их творчества.

Сошлёмся для примера на цифры участия в выставках 1930-х годов В. А. Гринберга, одного из ленинградских «маркистов», много работавшего в жанре городского пейзажа: юбилейная выставка «Художники РСФСР за 15 лет» (1932, ГРМ, 1933 - Москва, ГТГ) - 7 работ; «Первая выставка ленинградских художников» (1935, ГРМ) - 12 работ; осенняя выставка 1936 года в ЛОССХ - 12 работ; групповая выставка 1938 года с А. Ф. Пахомовым и Л. Я. Тимошенко в Доме писателей - 7 работ; выставка произведений ленинградских художников в Алма-Ате 1938 года - 7 работ; Шестая выставка ленинградских художников 1940 года - 10 работ.

Можно ли согласиться с П. Ефимовым, писавшим о формировании в 1930-е годы «ленинградской школы городского пейзажа», а распространённый в эти годы пейзаж настроения называвшим «своеобразным промежуточным, переходным звеном к городскому пейзажу в нынешнем, современном его понимании»? Или с А. Дмитренко и Р. Бахтияровым, называющими творчество «маркистов» «уникальной школой ленинградского камерного пейзажа»?[8] Полагаем, что и в первом, и во втором случае оснований для использования термина «школа» недостаточно. Никто из критиков и искусствоведов, писавших в 1930-1940-е годы, не применял понятия «ленинградская школа» по отношению к живописцам, работавшим в жанре городского пейзажа, тем более в отношении узкого круга «маркистов». Слишком кратким был исторический отрезок времени в развитии жанра для подобных обобщений, слишком узок был набор стилистических традиций, круг сюжетных и тематических поисков. Всё это становится очевидным при сравнении с развитием ленинградского городского пейзажа в послевоенные десятилетия.

О ленинградском пейзаже и судьбах его мастеров в годы Великой Отечественной войны и блокады сказано и написано достаточно много и подробно.[9][10] Городской пейзаж дал в годы войны больше всего произведений, которые и по прошествии десятилетий заслуживают высокой оценки за художественные качества. Среди них гуаши и акварели Н. Е. Тимкова («На Неву за водой» 1942, «Весна» 1942, «Ленинград в день прорыва блокады» 1943, «Баржи на Неве» 1944), пейзажи В. В. Пакулина («На Исаакиевской площади» 1943, «Зима. Мойка» 1943, «Демидов переулок» 1942, «У Казанского собора» 1942, «Львиный мостик» 1943), темпера М. Г. Платунова («У Академии наук» 1941, «За водой» 1942, «Зимняя канавка» 1942, «В сквере у Медного всадника», 1942), этюды и картины Л. Н. Орехова, И. К. Скоробогатова, Б. Н. Петрова, Г. Н. Траугота («Зарево» 1942, «Минируют» 1942, «На Неве» 1942), В. Н. Кучумова («Вечер у Зимней канавки», «Набережная Невы у Зимнего дворца», «Площадь Воровского», «У Марсова поля» - все 1942), Я. С. Николаева («Александровская колонна», 1942, «Артиллерия на набережной», 1942, «На Неве», 1942), А. Н. Прошкина («Мойка», «Ленинград. Площадь Репина» - обе 1943), Л. А. Рончевской («Ленинград в блокаде», «Лето 1942 года» – обе 1942), А. И. Русакова («Блокадный пейзаж», 1943, «Большой проспект. Блокада», 1943, «Весна 1945 года в Ленинграде», 1945), Г. Татарникова («Утро на набережной Крузенштерна», 1944). Важная роль отводится пейзажу в историческом полотне М. И. Авилова «Поединок на Куликовом поле» (1943), в картинах Я. С. Николаева «За что?»(1941), «Площадь Урицкого» (1942). Городской пейзаж неизменно был представлен на всех выставках художников ленинградского фронта, как в Ленинграде, так и в Москве, начиная с «Первой выставки ленинградских художников в дни Великой Отечественной войны», открытой 2 января 1942 года в залах ЛССХа.  

Произведения, созданные в годы войны и блокады, составили особую тему в истории ленинградского городского пейзажа. Не повторяя и не перечисляя сказанного и написанного на эту тему, отметим несколько важных с точки зрения истории этого жанра обстоятельств.

Годы войны и блокады изменили отношение к Ленинграду, восприятие города современниками и художниками. Его здания, улицы, площади, набережные, сады и парки, внешне прежние, раскрылись в годы войны по-новому, как неожиданно и по-новому может раскрыться человек в тяжёлом испытании. Исчез незримый барьер, непреодолимая дистанция между чопорным, высокомерным Петербургом и маленьким городским обывателем, как стираются социальные различия в отношениях между людьми, оказавшимися на грани выживания. Сегодня мы знаем, что ленинградцы, их стойкость и мужество были последней надеждой, последней опорой для города. А он в дни страшных потерь одним своим обликом был для многих последней душевной привязанностью на земле, почти очеловеченной связью с довоенным миром, примером и источником духовных сил, стойкости и мужества. Правильнее сказать, что это стало не новым отношением к городу, а рождением нового отношения между городом и поколениями ленинградцев, вынесших вместе с ним испытания войны и блокады.

Пожалуй, первым это новое уловил и облёк в высокохудожественную форму В. В. Пакулин, создававший свои пейзажи непосредственно на улицах блокадного города. По силе образной передачи этого нового отношения его городские пейзажи военных лет остаются недостижимой вершиной.

Война и блокада унесли жизни многих мастеров ленинградского пейзажа, среди них А. Власов, В. А. Гринберг, Н. Ф. Лапшин, Ю. А. Сырнев, Н. А. Тырса, А. А. Успенский. Вместе с ними из ленинградского пейзажа ушли и некоторые своеобразные черты, придававшие ему особую тональность звучания и тонкий лиризм. Можно сказать, что с войной из ленинградского пейзажа ушла одна эпоха, чтобы смениться другой. Трагически сложились судьбы и большей части произведений. Практически без потерь сохранились работы единиц, например, В. А. Гринберга, благодаря стараниям ЛССХ, родственников и благосклонности судьбы.

В первое послевоенное десятилетие городской пейзаж развивался в обстановке дискуссий об отношении к наследию, а также к задачам, стоящим перед художниками, а также прихода в искусство молодых поколений – воспитанников Академии художеств и Таврического училища предвоенных и послевоенных лет. Среди них были будущие мастера, не только внёсшие заметный вклад в развитие ленинградского городского пейзажа, но и посвятившие этому жанру своё творчество: Г. П. Татарников, К. С. Джаков, М. А. Канеев, И. В. Суворов, А. М. Семёнов, И. И. Годлевский, А. П. Коровяков, Я. И. Крестовский, П. П. Литвинский, И. И. Лавский, А. А. Ненартович, Н. П. Штейнмиллер, В. И. Коровин, С. П. Ласточкин и другие.

Тем не менее, по разным причинам развитие жанра городского пейзажа в эти годы замедлилось и не было отмечено новыми яркими открытиями. Опыт 1930-х годов, прежде всего в жанре камерного городского пейзажа настроения, оказался малопригодным для решения задач, поставленных перед художниками действительностью. Не случайно в первые послевоенные годы они обращаются к опыту русских мастеров пейзажа и даже мастеров эпохи возрождения, который казался более близким по методам и кругу решаемых задач. Немаловажно и то, что городской пейзаж был потеснён с первых позиций другими жанрами – тематической и исторической картиной, картиной-пейзажем на темы возрождения колхозной деревни и нового индустриального строительства.

По мнению А. Дмитренко и Р. Бахтиярова, искусство послевоенного периода в самом кратком своем бытовании между 1945 годом и рубежом, связанным с уходом Сталина, имело несколько векторов развития и движения, которые не могут иметь однозначной оценки. В целом 1940-е гг. были отмечены отсутствием заметного творческого движения, но это был отнюдь не «исчезнувший» период.[11]

Из ведущих ленинградских «маркистов» в эти годы продолжает работать А. С. Ведерников («Туман на Неве», 1947, «У Фондовой Биржи», 1948, «Тучков мост», 1950, «Вечер», 1951), но его работы, по-прежнему тонкие и изысканные, воспринимаются как самоповторение, далёкое от реалий времени.

Подчиняясь общей тенденции на ведущее место в ленинградском городском пейзаже выдвигается пейзаж-картина с продуманной композицией и непременной сюжетной историей: «У стадиона им. С. М. Кирова» (1950), «Прокладка газопровода» (1950) Г. А. Савинова, «Прокатный цех Кировского завода» (1950) А. И. Заколодина-Митина, «В Московском парке Победы» (1951), «Нева у стрелки Васильевского острова» (1952) К. С. Джакова, «Невский проспект во время реконструкции» (1951) Ш. Н. Меламуда, «Невский около Гостиного двора» (1952) П. П. Литвинского, «Фонтанка у Аничкова моста» (1952) Э. Я. Выржиковского, «Невский проспект до реконструкции» (1954) С. П. Ласточкина, «На Неве у Академии художеств» (1952) Ю. С. Подляского.

Новыми работами обогатили ленинградский пейзаж в эти годы А. А. Осмёркин («Новая Голландия», 1945), А. Д. Зайцев («На Неве», 1947), Г. С. Верейский, В. В. Пакулин («Новый Ленинград», 1951, «На Неве», 1951), А. И. Русаков, И. Л. Лизак, Г. А. Песис («Невский проспект», 1951, «Ленинградский пейзаж», 1951), В. Ф. Подковырин («На берегу Невы», 1951), В. М. Белаковская «Ленинградский пейзаж» (1953), Л. В. Кабачек («Театр им. Ленинского комсомола», 1954), Н. Г. Ломакин («Ленинградский пейзаж», 1954), А. Н. Прошкин («Ленинград. Невский проспект», 1951, «На Неве», 1951, «Площадь перед Кировским райсоветом», 1954), Р. Б. Коган («Копры Кировского завода», 1949, «Пристань на Неве», 1949), В. И. Викулов («Дворцовая площадь», 1949, «Зимний дворец», 1951, «Невский проспект», 1952, «Невский зимой», 1955), В. Н. Кучумов («Русский музей», 1951), В. Н. Прошкин («Невский проспект», 1951), А. В. Шмидт («Набережная канала Грибоедова», 1951), Н. П. Штейнмиллер («Буксиры на Неве», 1947, «Ленинградский пейзаж», 1951), А. Н. Семёнов («Набережная Невы», 1952, «Нарвские ворота, 1955), Н. А. Протопопов («Памятник А. С. Пушкину», 1953), В. К. Тетерин («Ленинград. Средний проспект Васильевского острова», 1954, «Реставрация Инженерного замка», 1954), Г. Р. Френц («Ленинградский пейзаж», 1954) и другие художники.

Таким образом, после временной паузы, вызванной войной, ведущее место в ленинградском городском пейзаже окончательно переходит от этюда к пейзажу- картине, а круг мастеров, работающих в этом жанре, существенно расширяется. В стилистическом отношении среди традиций, к которым обращались художники, преобладала русская академическая школа конца XIX – начала XX веков.

Вторая половина 1950-х стала временем небывалого развития ленинградского городского пейзажа. В 1957 году широко отмечалось 250-летие основания Ленинграда. В том же году в Москве прошёл учредительный съезд Союза художников СССР, подготовка к которому велась более двадцати лет. Съезд дал толчок к росту стилистического разнообразия в живописи, к расширению круга традиций и явлений, питавших творческое самоопределение художников.

В 1957 году прошли крупнейшие юбилейные художественные выставки в Русском музее[12] и в московском Манеже[13], представившие лучшее из созданного в Ленинграде в жанре городского пейзажа за последние годы. В том числе картины И. Д. Абрамова «Сумерки белых ночей» (1956) и «Индустриальная Нева» (1957), Д. Б. Альховского «Из Озерков» (1957), Н. И. Андрецова «Баржи на Неве» (1956), Л. П. Байкова «На Неве» (1957), Д. П. Бучкина «На Марсовом поле» (1957), В. И. Викулова «Город на Неве» (1957) и «Исаакиевская площадь» (1957), Ф. Э. Заборовского «Все флаги в гости будут к нам» (1957), С. Е. Захарова и М. А. Зубреевой «Ленинград. День Военно-Морского Флота» (1957), Р. А. Захарьяна «Городской пейзаж» (1956), И. Н. Зисмана «Ленинградский промышленный мотив» (1957), М. А. Зубреевой «Ленинградский пейзаж» (1957), Я. Б. Каплуна «Дворцовая площадь в Ленинграде» (1957), А. П. Коровякова «Весна в Ленинграде» (1957), «У пристани» (1957) и «Исаакиевская площадь» (1957), А. Ф. Костиной «Ленинград. 1941 год» (1957), М. В. Кремера «На Малой Невке» (1957) и «На Неве близ Биржи» (1957), Я. И. Крестовского «Белая ночь. Крюков канал» (1957), И. И. Лавского «Ленинград. Фонтанка» (1957), Н. Назаровой «Белая ночь» (1956), «Крыши» (1956), «Пасмурный день» (1956), М. Г. Платунова «Белая ночь» (1957), В. Ф. Подковырина «Вечер. Аничков мост» (1957), С. И. Приведенцева «Весна в Ленинграде» (1957), А. Н. Прошкина «Менделеевская линия» (1957) и «Нева у Адмиралтейства» (1957), В. Н. Прошкина «Краны на набережной» (1956), «Набережная Лейтенанта Шмидта» (1957) и «Набережная Макарова» (1957), Л. А. Рончевской «Вход в Эрмитаж» (1957), А. Н. Семёнова «Фонтанка весной» (1957) и «Весна в городе» (1959), А. И. Соколова «Любимый город» (1957), В. А. Баженова «Индустриальные огни» (1957), Э. Я. Выржиковского «Исаакиевская площадь» (1957), Е. Э. Ляцкого «Вечером» (1957), «Крыши» (1957), «Из окна мастерской» (1958), «Михайловский замок» (1958), М. П. Бобышова «Ленинградский театр драмы им. А. С. Пушкина» (1958), И. Г. Савенко «Ледоход на Неве» (1956), А. В. Шмидта « Канал Грибоедова зимой» (1956) и другие работы.

Для Я. И. Крестовского, поклонника творчества М. В. Добужинского, тема города с первых шагов самостоятельного творчества становится главной, определив его художническую индивидуальность. Его работам 1950-1970-х годов «Крюков канал. Утро» (1958), «Прачечный мост» (1959), «Вид на Исаакий» (1959), «Бульвар профсоюзов. Лето» (1959), «Ленинградские дворы» (1959), «Дом моего детства» (1960), «Колокольня Никольского собора. Снегопад» (1960), «Старые дома над каналом» (1960), «Канал с буксиром» (1961), «Калинкин мост. Адмиралтейский завод» (1964), «Клетка с попугаями» (1965), «Большой старый дом» (1965), «Белые ночи» (1967), «Стройка в Купчино» (1967), «Ленинградский мотив» (1977), «Тревожная белая ночь» (1977) и другим принадлежит особая роль в продолжении лирической темы ленинградского городского пейзажа настроения.[14]

Всё чаще городской пейзаж включается автором в тематическую картину не пассивным фоном, а играет важную роль в раскрытии образа, в усилении его выразительности. Примерами такой роли городского пейзажа могут служить картины Б. С. Угарова «Ленинградка. В сорок первом» (1961), Г. А. Савинова «Университетская набережная» (1957), «Мотогонки в Юкках» (1961), М. Д. Натаревича «На мосту» (1957), М. М. Девятова «Октябрьский ветер» (1957), А. Ф. Костровой «Выпускной вечер» (1957), Н. Н. Брандта «Летнее утро» (1959), А. А. Ненартовича «Дорожницы» (1961) и ряд других.

На выставках начала 1960-х ленинградский городской пейзаж был представлен работами Н. А. Абрамова «Ледоход» (1960), И. Д. Абрамова «Отбуксировка атомного ледокола «Ленин» с Невы» (1961), В. А. Баженова «Спуск на воду танкера «Пекин» (1960), А. И. Васильева «У Кировского завода» (1961), В. И. Викулова «Ленинград. Нева» (1961), «В ранний час» (1961), К. С. Джакова «Утро индустриальной Невы» (1960), С. Е. Захарова «Весна на Малой Охте» (1959), М. А. Канева «Ленинград. Улица Гороховая» (1959), «Ленинград. На бывшей Сенной» (1959), «Ленинградский цирк» (1961), «Фонтанка» (1961), Р. Б. Коган «Ленинград. Мойка» (1961), В. И. Коровина «Дворцовый мост» (1961), В. А. Королёва «На Выборгской стороне» (1960), А. Д. Кочеткова «День Военно-Морского Флота» (1961), Я. И. Крестовского «Адмиралтейский завод» (1961), «Белая ночь в Ленинграде» (1961), «Канал утром» (1961), С. С. Кофман «Дворцовая площадь в белую ночь» (1960), И. И. Лавского «Ленинград. Большая Охта» (1961), Е. Э. Ляцкого «На Невском проспекте» (1961), Н. П. Медовикова «Васильевский остров» (1961), Г. А. Песиса «На окраине» (1960), Ю. С. Подлясского «Ленинград» (1960), Н. М. Позднеева «Весенний день» (1959), А. Н. Прошкина «Щемиловка» (1960), Н. Х. Рутковского «Праздничный вечер на Неве» (1959), Г. А. Савинова «Ленинградский пейзаж» (1959), «Кировский универмаг» (1961), «Нарвские ворота» (1961), Ф. В. Савостьянова «На Неве. Ленинградский порт» (1960), Г. П. Татарникова «Львиный мостик» (1959), «Вечерний Невский проспект» (1960), А. М. Семёнова «Мойка» (1961), «Ленинград. У моста Белинского» (1961), А. Н. Семёнова «Ленинград. Зимний мотив» (1961), «Ленинград. Охтинский мост» (1961), «Финский залив. Верфь» (1961), В. Т. Скрябина «Город наступает» (1961), И. В. Суворова «Дворцовая набережная» (1961), «Мост Строителей» (1961), «Набережная Красного флота» (1961), «Фонтанка весной» (1961), Л. А. Ткаченко «Ленинград» (1961), Н. А. Ткаченко «Ленинградский пейзаж» (1961), Ю. Н. Тулина «Парк. Лесотехническая академия» (1959), А. В. Фёдорова «Ленинградские ночи» (1961), Р. З. Фрумака «Выборгская набережная» (1961), «Выборгская сторона» (1961), Н. П. Штейнмиллер «Сумерки» (1960), «На Неве» (1961), «Мост Володарского» (1961), «Правый берег Невы» (1961), В. И. Назиной и В. П. Шарановича «Белые ночи» (1961) и произведениями других авторов.

С конца 1950-х в Ленинграде развернулось массовое жилищное строительство, изменившее облик городских окраин. И вновь, подобно 1930-м, это нашло отражение в работах «Новое строительство» (1960) М. П. Труфанова, «Новая окраина» (1964) Я. И. Крестовского, «Новостройки на Охте» (1964) Н. А. Мухо, «Новый район» (1964), «На окраине» (1964) А. А. Ненартовича, «Новый Ленинград» (1964) Ф. И. Пакуна, «В районе новостроек» (1960) А. Т. Пушнина, «В новом районе» (1965) Д. Т. Шестопалова и многих других авторов.

В 1964 году на первой зональной выставке «Ленинград»[15], ставшей крупнейшим за десятилетие смотром ленинградского изобразительного искусства, городской пейзаж был представлен своими ведущими силами, всеми направлениями, во всём стилистическом и сюжетном разнообразии. Работы «Ленинград. Зимний день» (1964) И. Д. Абрамова, «Ленинградский порт» (1964) В. А. Баженова, «Светлые ночи в Ленинграде» (1964) Л. Н. Богданова, «Ленинград. 1941 год» (1964) С. А. Бузулукова, «Ланское шоссе» (1964) Д. П. Бучкина, «Нева праздничная» (1964), «В летнем саду» (1963), «Дворцовый мост» (1964) В. И. Викулова, «Набережная Красного Флота» (1964), «Нева замерзает» (1964) Н. Н. Галахова, «В Петропавловской    крепости» (1963), «У Аничкова моста» (1963), «Утренний город» (1963) И. И. Годлевского, «У яхт-клуба» (1964), «В торговом порту» (1964) К. С. Джакова, «Ленинградский пейзаж» (1964) Л. Ю. Жадько-Базилевич, «Малая Садовая» (1964), «У Исаакиевского собора» (1964), «Мост Строителей» (1964), «Нарвская застава» (1963) М. А. Канева, «Ремонт набережной» (1964) Р. Б. Коган, «Мокрый асфальт» (1963) А. П. Коровякова, «Наш город!» (1964) А. В. Королёва и Б. Я. Малуева, «Ленинградский морской вокзал. Теплоход «Башкирия» перед рейсом дружбы» (1964) П. Г. Коростелёва, «Час рассвета. Фонтанка» (1964), «Вечер. Балтийский завод» (1964), «Морозный день» (1964) Я. И. Крестовского, «У Гостиного двора» (1964) П. П. Литвинского, «Нева праздничная» (1964) Е. Э. Ляцкого, «Город растёт» (1964) Е. Д. Мальцева, «Ленинград» (1964) Ю. А. Межирова, «Городская весна» (1964) Л. Я. Миронова, «Тульский переулок» (1963) Е. Е. Моисеенко, «Строительство моста» (1963) В. Е. Моисеенко, «Линия Васильевского острова» (1964), «Майская демонстрация» (1964), «Асфальтировщики» (1964) А. А. Ненартовича, «На Канонерском заводе» (1964) В. И. Овчинникова, «Большой проспект» (1964), «Летний сад» (1964) М. Г. Платунова, «Из моего окна» (1964) А. Н. Прошкина, «Фонтанка зимой» (1964) В. Н. Прошкина, «Праздник на Неве» (1964) Н. Х. Рутковского, «Ленинград. Свежий ветер» (1964) И. Г. Савенко, «На Неве» (1964) А. М. Семёнова, «Ленинград. Вид на Университетскую набережную» (1964), «Строительство Заневского моста на Неве» (1964) А. Н. Семёнова, «У Средней Рогатки» (1963) В. Т. Скрябина, «Мойка» (1964), «Канал Грибоедова» (1964), «Пригород» (1964) К. Н. Славина, «У яхт-клуба» (1963) В. В. Соколова, «Фонтанка» (1964), «Невский проспект» (1964), «Набережная лейтенанта Шмидта» (1964) И. В. Суворова, «Ленинград салютует» (1964) Г. П. Татарникова, «Петроградская сторона» (1964), «За Невской заставой» (1964) Н. Е. Тимкова, «Чёрная речка» (1963), «У причала» (1964), «На Адмиралтейском заводе» (1964) М. П. Труфанова, «На Малой Невке» (1964), «У заводского пирса» (1964) Р. З. Фрумака, «Нева. Большие верфи» (1964) С. Б. Эпштейна и другие впервые позволили представить современный ленинградский городской пейзаж во всём его разнообразии, значительности и полноте, увидеть основные направления и тенденции его развития. Ощутить огромный путь, пройденный этим жанром и его мастерами со времени первой выставки ленинградских художников 1935 года.

Изменилась преобладающая точка смотрения художника на городской пейзаж, а вслед за этим и приёмы раскрытия образа. Если в лучших довоенных пейзажах А. С. Ведерникова, Н. Ф. Лапшина, Г. С. Верейского это был преимущественно вид из окна, с высокой точки, позволяющий передать на холсте большие городские пространства и побуждающий художника прибегать к обобщению в композиции, в колорите и рисунке, то уже на рубеже 1950-1960-х годов ситуация меняется. У большинства авторов точка смотрения на город «из окна» опускается до уровня взгляда прохожего или чуть выше. Художник всё чаще смотрит на город как бы из толпы, глазами обычного горожанина в будничной ситуации, только наблюдательнее, заостряя внимание на отдельных цветовых акцентах, архитектурных элементах, на новом в облике города, либо на общем состоянии и настроении пейзажа. Не случайно в городском пейзаже появляются фигуры второго и даже первого плана со спины. Таким приёмом автор усиливает личное восприятие города, делая зрителя соучастником открытия его красоты, приглашая внимательнее всматриваться в привычные городские черты.

В середине - второй половине 1960-х в круг художников, обращавшихся к городскому пейзажу-картине, вошли новые мастера, среди них Я. Т. Бесперстов, Г. П. Егошин, В. А. Каволин, В. И. Рахина и другие. Продолжали работать над образом современного Ленинграда художники В. И. Викулов, М. А. Канеев, Я. И. Крестовский, В. И. Коровин, И. И. Лавский, А. М. Семёнов, А. Н. Семёнов, И. В. Суворов, Г. П. Татарников, для которых эта тема стала ведущей в творчестве.

В каталогах выставок 1970-х – первой половины 1980-х годов, наряду с хорошо знакомыми именами встречаем новых авторов и не меньший интерес к теме ленинградского городского пейзажа. Среди созданных в этом жанре произведений картины «Белая ночь. Ленинград» (1980) В. А. Абрамяна, «Зимний день в новом районе» (1977) З. П. Аршакуни, «Каменный остров» (1972) И. Д. Абрамова, «Новый район Ленинграда» (1977) Л. П. Байкова, «Банковский мостик» (1972), «Певческий мостик» (1972), «Улица Халтурина» (1972), «Белая полночь» (1977) Д. А. Бекарян, «На Мойке осенью» (1979) В. Н. Блинова, «Банковский мостик. Оттепель» (1972) А. Н. Блиока, «В районе новостроек» (1980) В. И. Борисова, «Весна ленинградская» (1975) В. Г. Вильдгрубе, «Ленинград. На Неве» (1975) Э. Я. Выржиковского, «Ленинградское воскресенье» (1975) Н. Н. Галахова, «Новый район Ленинграда» (1975), «Ленинград» (1980) Е. А. Галунова, «Белая ночь на Неве» (1980), «Пушкинский дом» (1980) И. И. Годлевского, «На Петроградской стороне» (1975), «Салют» (1978) Г. П. Егошина, «Нева и краны новостроек (1975) Е. П. Жуковой, «Набережная Макарова» (1971), «На Конюшенной площади» (1972), «У Витебского вокзала» (1972), «Ленинград. Кировский мост» (1975), «Ленинград. Набережная Крюкова канала» (1975), «Ленинград. Театральная площадь» (1975), «Ленинград. Нева» (1977), «Ленинград. Река Мойка» (1977), «Ленинград. Мост Строителей» (1978), «Ленинград. Площадь Пушкина» (1978), «Ленинград. У казанского собора» (1980), «Ленинград. Невский проспект» (1980) М. А. Канева, «Ленинград» (1977), «Весенний Ленинград» (1980) М. А. Козловской, «Шестая линия Васильевского острова» (1972), «На Неве» (1972), «Вечер» (1972), «Невский проспект у Гостиного двора» (1975), «Весна в Петропавловке» (1975), «Ленинград. Проспект Максима Горького» (1977), «Ленинград. Поздняя очень» (1977), «Дождливый день» (1980) В. И. Коровина, «Ленинградский пейзаж» (1975), «Ленинград. Канал Грибоедова» (1977), «Ленинградская весна» (1980) Б. В. Котика, «Любимый город» (1977) В. П. Кранца, «Ленинградский двор» (1975) «Площадь Победы» (1977) П. П. Литвинского, Белая ночь» (1975), «Голубая ночь» (1974), «Зима в Ленинграде» (1976) «Петровская набережная» (1977) Я. С. Николаева, «Нева рабочая» (1972), «На Фонтанке» (1976), «Нева. Новые суда» (1977), «Исаакиевская площадь» (1979) В. В. Максимихина, «Таврический сад» (1980) Е. Е. Моисеенко, «Ночь над Невой» (1972) Б. П. Николаева, «Белая ночь. Река Карповка» (1977), «У Калинкина моста» (1977) В. И. Овчинникова, «Наводнение» (1980) Л. А. Овчинникова, «Мостик на Елагином острове» (1969) М. Ф. Островской, «Кировский проспект» (1980) Е. Д. Падвы, «Ленинград. Карповка» (1972) А. Ю. Подлясского, «На Мойке» (1980), «Мост имени В. Белинского» (1980) Т. В. Полосатовой, «В Ленинградском порту» (1980) С. И. Приведенцева, «Дворцовая площадь» (1980) А. Н. Прошкина, «Владимирская площадь. Сирень» (1980) В. И. Рахиной, «Белой ночью» (1977) Е. Е. Рубина, «Ленинград» (1975), «Весна в городе» (1980) Г. А. Савинова, «Накануне. Невский проспект» (1980) В. И. Селезнева, «Марсово поле» (1975), «Летний сад. Осенний день» (1977) А. М. Семёнова, «Старые путиловские склады» (1975), «Ленинград. Жёлтые дома» (1980), «Ленинград. Мост через Фонтанку» (1980), «Ленинград. Соляной переулок» (1980) А. Н. Семёнова, «Ленинградская зима» (1975), «Мойка» (1976), «Ново-Калинкин мост» (1977), «Фонтанка» (1977), «Утро у Калинкина моста» (1980) И. С. Сорокина, «Выборгская набережная» (1975), «Канал Грибоедова. Оттепель» (1975), «Канал Грибоедова. Утро» (1975), «Канал Грибоедова в дождь» (1980), «Мойка. Первый снег» (1980) И. В. Суворова, «Городской пейзаж. Зима» (1972) Н. Е. Тимкова, «Белая ночь» (1980) Г. Ф. Фадина и многие другие.

1960-1970-е годы стали временем расцвета жанра ленинградского городского пейзажа. Впервые в истории над воплощением живописного образа города одновременно работал большой коллектив воспитанников ленинградской школы живописи – представителей разных поколений, приверженных разным стилистическим традициям, прошедших школу разных учителей, зачастую с ярко выраженной индивидуальной манерой, со своими излюбленными сюжетами и мотивами. Эта сложившаяся разноликая художническая среда со своими лидерами, с общим выставочным пространством, с непременным творческим соперничеством и даже столкновением ярких индивидуальностей – явление уникальное для жанра городского пейзажа, говорящее о неисчерпаемости этой темы для нашей живописи, для каждого нового поколения художников города на Неве, открывающего в своих произведениях город заново, отражающего его вечный и меняющийся облик в новом времени.

Всем своим многолетним развитием ленинградский городской пейзаж убеждает в важности творческого взаимодействия художников разных поколений, обращения к опыту, традициям и наследию прошлого, связи новаторства и преемственности, тщетность попыток схематизировать его живую историю. Слишком масштабно, сложно и многолико ленинградское изобразительное искусство, чтобы наши представления о том или ином его виде или жанре заключить в узкие рамки творчества одной группы художников, одного направления, или одного, пусть и ёмкого, но непродолжительного исторического отрезка времени.

Можно ли, исходя из сказанного, говорить о ленинградском городском пейзаже как о традиции или даже школе, сложившейся к 1970-м годам со своими темами, сюжетами, особенностями и мастерами? Как о богатой традиции в ленинградском изобразительном искусстве, в рамках ленинградской школы живописи – да; как о «школе», понимаемой как обособленное целостное явление - едва ли. Во-первых, ленинградский городской пейзаж по определению и содержанию мог сложиться и существовать только как чисто ленинградское явление, которое не имеет прямых аналогов для сопоставления. Во-вторых, мастера ленинградского городского пейзажа, принадлежавшие к ленинградской школе живописи, не принадлежали целиком одному жанру. Даже самые «преданные» из них писали ландшафтные или морские пейзажи, тематические картины или портреты. И в годы учёбы в Академии, и позже участвуя в городских выставках, они обучались живописному мастерству у своих наставником и перенимали опыт товарищей не по признаку жанровой принадлежности. Приверженность к жанру городского пейзажа для большинства из них возникала далеко не сразу (пример тех же В. А. Гринберга, В. В. Пакулина, М. А. Канева, А. М. Семёнова). Для других (А. С. Ведерникова, А. Н. Семёнова, А. А. Ненартовича) напротив, период увлечения городским пейзажем мог смениться работой в других жанрах и техниках.

Принадлежность к живописной «школе» выступает как устойчивый признак, не зависящий от жанра, манеры, стилистических особенностей и даже смены места жительства. Признаки принадлежности к ленинградской, московской или саратовской школе живописи не могут механически экстраполироваться на отдельные составляющие их части, такие как ленинградский портрет, ленинградский натюрморт или пейзаж, образуя внутри региональной школы живописи жанровые «школы». В этом смысле любой подход к ленинградскому городскому пейзажу с позиции «школы», как показывает опыт, неизбежно оборачивается схематизмом, выпячиванием, преувеличением роли одних и преуменьшением роли и замалчиванием других. Что дал «Круг» ленинградскому городскому пейзажу? В прямом смысле, в смысле известных знаковых произведений практически ничего. Всё значительное, с чем мы связываем имена А. Н. Самохвалова, А. Ф. Пахомова, тех же В. В. Пакулина и А. С. Ведерникова, было создано ими после «Круга» и в преодолении рамок его декларативных программных установок. В этом смысле ЛССХ после 1932 года скорее раскрепостил этих мастеров для творчества, нежели «сковал». Когда отзвучали декларации, а броские революционные лозунги перестали интересовать художников, на первое место вышло собственно творчество, результат. И оказались, что не все способны выдержать испытание делом и предъявить что-то значительное.

В 1970-е рядом с традиционными видами ленинградского пейзажа возникает особый вид городского пейзажа-картины, в котором передача визуальных впечатлений от города дополнялась сочинением индивидуально окрашенного образа города, населённого героями из личного круга, своеобразного живописного эквивалента сложных духовных переживаний автора. В таких работах городской пейзаж мог трансформироваться в некую сложносочинённую композицию, населённую героями, событиями и пространствами разных эпох.

В творчестве М. А. Канева, А. М. Семёнова, В. А. Абрамяна, В. И. Рахиной, Г. А. Савинова, И. И. Годлевского, И. В. Суворова, ряда других ленинградских живописцев в жанре городского пейзажа-картины в эти годы встречается ряд несомненных удач и достижений. Вместе с тем в развитии жанра обнажились и проблемы. Они проявлялись в участившихся самоповторах и некритичных заимствованиях, в тиражировании приёмов и сюжетов, эксплуатации образа города, в заметной тенденции мельчании жанра, понижения глубины и художественного уровня части произведений. Конечно, те же проблемы наблюдались и в других жанрах. Они явились оборотной стороной сложившейся уравнительной системы распределения и оплаты заказов и гарантированной оплаты труда художников, вводимой с середины 1960-х годов и постепенно ослаблявшей стимулы к по-настоящему творческой работе.

Существовали и другие причины. Среди них естественная смена поколений, внёсших особый вклад в развитие городского пейзажа в 1930-1960-е годы, и значительный рост числа членов творческого союза, за которым не всегда стояло качество. К концу 1980-х в его рядах насчитывалось около 3400 художников, что почти в десять раз превышало число членов ленинградского ЛССХ в 1940 году. Немаловажно и то, что в силу экономических причин городской пейзаж стал терять свою привлекательность для художников в сравнении с другими жанрами и видами живописных работ. Городскому пейзажу, как и другим жанрам станковой живописи, ощутимый ущерб нанесло переключение многих художников на более выгодных и менее взыскательных заказчиков монументальной живописи для оформления заводских клубов, домов культуры и прочих общественных зданий, заказы на которую поступали со всей страны.

Не повторяя тридцатые годы, запечатлев подвиг послевоенного восстановления и новое время, художники в разной манере и жанрах, в разных сюжетах создавали многоликий и разнохарактерный образ современного Ленинграда. Наверное, в сравнении с предвоенным десятилетием тема ленинградского городского пейзажа что-то утратила в своём единстве, но зато обрела несравненное многообразие. Перестаёт абсолютизироваться какой-то один приём, одна трактовка. Уходит, по крайней мере, до середины 1970-х болезнь повторения мотивов.

Столетие ленинградского городского пейзажа – достойный повод пристальнее всмотреться в историю становления и развития одного из ведущих жанров ленинградской живописи и отдать дань уважения и признательности создававшим его мастерам.

Примечания

  1. Выставка «Русский пейзаж». Каталог. 8 дек. 1918 г. – 8 янв. 1919 г. С.-Петербург, Художественное бюро Н. Е. Добычиной, 1918.
  2. Каталог выставки картин петроградских художников всех направлений. 1918-1923. Академия художеств. Пг., Сорабис, 1923.
  3. Каталог первой выставки ленинградских художников. Автор вступ. статьи И. Гинзбург. Л: Государственный Русский музей живописи, скульптуры и графики, 1935.
  4. Гинзбург И. В. Первая выставка ленинградских художников 1935 года // Творчество, 1935, №5-6.
  5. Бродский И. А. Проблемы пейзажа // Изобразительное искусство Ленинграда. Альманах. Л., - М., Искусство, 1948.
  6. Владимир Ариевич Гринберг. Выставка произведений. Каталог. Автор вступ. статьи Л. Мочалов. Л., 1976.
  7. Ефимов П. Городской пейзаж ленинградских художников 1930-х- 1940-х годов. // Советская живопись, 79. М., 1981.
  8. Дмитренко А. Ф., Бахтияров Р. А. Петербургская (ленинградская) художественная школа и современное искусство. // Петербургский художник. 2017, № 25. С.74-90.
  9. Страницы памяти. Справочно-мемориальный сборник. Художники Ленинградского Союза советских художников, погибшие в годы Великой Отечественной войны и в блокаду Ленинграда. СПб, 2010.
  10. Страницы памяти. Справочно-биографический сборник. Художники Санкт-Петербургского (Ленинградского) Союза художников - ветераны Великой Отечественной войны. 1941-1945. Книга I,II. СПб, Петрополис, 2014.
  11. Дмитренко А. Ф., Бахтияров Р. А. Изобразительное искусство послевоенных десятилетий: истоки, преемственность, новые векторы развития. // Российская практика пространственных искусств на рубежах истории: ХХ век: коллективная монография. Под науч. ред. докт. филос. наук, проф. Т. В. Горбуновой. СПб, Алетейя, 2015.
  12. 1917 - 1957. Выставка произведений ленинградских художников. Каталог. Л., Ленинградский художник, 1958.
  13. Всесоюзная художественная выставка, посвящённая 40-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Каталог. М., Советский художник, 1957.
  14. Серебряная В. Ярослав Игоревич Крестовский. Л., Художник РСФСР, 1987.
  15. Ленинград. Зональная выставка. Л., Художник РСФСР, 1965.

СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ

  1. Беггров А. Большая Морская улица. 1903
  2. Дубовской Н. На Екатерининском канале летом. 1905
  3. Яремич С. Крюков канал в белую ночь. 1908
  4. Остроумова-Лебедева А. Первый снег. 1917
  5. Френц Р. Крюков канал. 1920
  6. Верейский Г. Андреевский рынок. 1920-е
  7. Бродский И. Демонстрация на проспекте 25 Октября. 1934
  8. Купцов В. АНТ-20 «Максим Горький» над Ленинградом. 1934
  9. Ведерников А. Тучков мост. 1935
  10. Савицкий Г. Ленинград. Белые ночи. 1941
  11. Пакулин В. Львиный мостик. 1943
  12. Ласточкин С. Невский проспект до реконструкции. 1954
  13. Подляский Ю. Ленинград. 1958
  14. Позднеев Н. Весенний день. 1959
  15. Канев М. Ленинград. На бывшей Сенной. 1959
  16. Семёнов Арс. Весенний день. 1959
  17. Крестовский Я. Белая ночь. Крюков канал. 1960
  18. Коровяков А. Строительство стадиона имени В. Ленина. 1960
  19. Суворов И. Фонтанка. Начало зимы. 1961
  20. Угаров Б. Ленинградка (В 1941). 1961
  21. Русов Л. На Неве. 1963
  22. Моисеенко Е. Тульский переулок. 1963
  23. Семёнов А. На Кировском проспекте. 1965
  24. Коровин В. Площадь Труда. 1965
  25. Тетерин В. Средняя Подъяческая улица. 1969
  26. Овчинников В. У Калинкина моста. 1977
  27. Савинов Г. Невский проспект. 1984