Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-549-0446, +7-916-988-2231
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru
Экспертиза - Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Новое в блогах

Войти

Поиск

Объявления

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

15 декабря 2018

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.


Галина Плетнёва
Долгий день
Традиция групповых выступлений Московского союза художников уходит в  начало существования этого  объединения. За прошедшие три четверти века  поводов к совместному  авторскому показу  оказывалось предостаточно. Сколько бы не приписывали ревнители свободы творчества  московскому  сообществу греха «колхозного» существования, истинные причины коллективных  выступлению далеки от подобных инвектив. Посмотрим на них не  поверхностно. Факт приязненных личных взаимоотношений,   сходство в решении профессиональных задач,   некая нравственно-этическая компонента   составляли важную часть этих стремлений. Общий результат такого  показа  являл собой  нечто большее субъективно-творческих побуждений, суммируя феномен социальности, разлитой в каждом отдельном   высказывании. В художнической интегрированности   утверждался статус профессионального объединения, противостоящего  политической ангажированности,  насаждавшейся властью в советскую пору и ставшей модой с появлением  актуальных концептов.
В нешуточной схватке социо-культурных идей оказавшись вытолкнутой из мейнстрима, традиция классической интерпретации в последнее время  укрепляется, наполняясь современными смыслами.   Пластическая школа скорее жива, чем мертва. Сегодня мы видим, какой опорой  оказался  стилевой багаж некогда сотворённого художественного языка.  Форма сохранила  силу претворять новую реальность, постигать диалектику света и тьмы, радости и печали, доброго и гневливого. В  ситуации так называемого «актуального движения»,  когда единственно подходящим для обозначения  стиля стало слово ПОСТ, то есть «после», нет ничего предосудительного в признании  наступающей актуализации пластического видения, отменить которое оказалось не под силу эстетическим  радикалам.  Материал настоящей выставки даёт повод к размышлению о  качестве  «обновлённого смысла»: участниками создаются образы,  отвечающие вызовам времени.
Для классической традиции  пейзажная живопись менее всего оказалась подвержена художественным катаклизмам.   В  относительной консервативности жанра содержится двойственность  роли, выпавшей на долю  авторов, исповедующих импрессионизм. В пору обновленческих процессов середины 20 века лирическая константа данного метода лишь в  малой степени была  способна поддержать тот общественный натиск, который проявился в работах московских шестидесятников.  Разработки городского и деревенского пейзажа, тонкие в своей живописной основе, выпадали из мощного «протестного» хора, который звучал в живописи   60-70-х годов. Но камерные интонации не были вовсе уничтожены временем - за ними стояла школа. Спасла вариативность   метода, основа  устойчивости. Богатая оттенками палитра  в своём новом историческом существовании оказалась способной выразить  сущность классического подхода. В живописных разработках проявляется чувственная природа цвета. Это  важно сегодня, как и то, что в решении   объёмно-пространственной задачи  чётко различимы авторские индивидуальности.   
Выставка рисует широкий спектр современного видения. Фигуративность композиций Николая Тужилина провоцирует  диалог предмета и среды, у него сюжет – не рассказ о действиях персонажей, а ощущение длящегося состояние. Палитра Александра Чичигина  своей светоносностью объединяет вещный и духовный мир. Устойчиво-предметный   метод Петра Грошева нечто  противоположное цветовому мерцанию палитры Николая Тетерина, а  «проницаемость» поверхности холстов Наталии Соколовой  отлична от   энергии  мазка Анны Браговской. Эмоциональная сила цвета сохраняется  в акцентированной декоративности  Владимира Трифонова, а Галина Щербакова в  своей перекличке с классикой заставляет оценить  культуру «пятна». Возможности    цветовидения декларируют полноту   мира. Не это ли ощущение  цельности   жизни сегодня в  дефиците?
Есть наблюдение, что человеку, оставившему за собой трагический 20 век,  классичность   кажется не только уместной, но, вопреки утверждениям экстравагантных реформаторов,  остро  востребованной. Нам никуда не деться от социума, от его ожиданий.  Рефлексии  современного человека  ведут как бы свой счёт от «странного мира»,  воплощённого в классике – сюжеты Мары Даугавиеты полны реминисценций, отсылающих к прошлому. Эффект информативности возникает в результате  стилевого «зазора». Деформация рисунка и «смягчающая» роль цвета отличают фигуративность Георгия Уварова. Экспрессивность манеры     сообщает нервную пульсацию пейзажному образу Юлии Суховецкой.  У Александра Ящука форма «объективизирована», лишена форсированной субъективности.  За всем этим - аспекты  индивидуального сознание.
Язык декоративной предметности  стал основой разнообразных поисков, порой сохраняющих фигуративность, но  часто покидающих её ради утверждения духовной сущности живописного образа. У Елены Белюковой  пронзительность колористических решений сопряжена с убийственной иронией и сарказмом. Декоративность Ирины Калининой ведёт зрителя к широким, эпического характера переживаниям. Достигаемое  напряжение в обоих случаях аксиологично. У Владимира Севастьянова  человеческое и космическое сопрягаются с неким тревожным ожиданием.  Надежда на стойкость жизненных сил сквозит в лучезарности колорита Александра Добрягина.  
На пограничном поле фигуративности и абстракции работает Николай Крутов, для которого опыты сезанизма и французских «диких» явления,  связанные между собой  логикой интуитивного познания мира. Именно  в сочетании конкретного и  подсознательного заключён главный драйв современного видения. Если в живописи Петра Браговского  экспрессия «фрагмента» провоцирует ощущение драматического контакта с предметом, то раскрепощённая фантазия Карена Папикяна находит  драму в жёсткости метаморфоз, происходящих с человеком. Деформация здесь бросает вызов разуму, а поле картины излучает боль. Современная живопись расширяет свои границы не только в жанровом  плане, речь  идёт о новом станковом «формате», о праве пластического рукотворного образа брать на себя функции визуального сообщения. Этой задаче посвящены эксперименты Сергея Суровцева. Роль цветовой палитры – неугасающего наследия классики –  основа духовного наполнения обычного рекламного плаката.
Выставка, собравшая  «спорящих» авторов,    демонстрирует  долгожительство  пластической культуры, оправданное существование  универсального  подхода, который стал непреходящей ценностью. Возможно, в приверженности к классике сказалась  черта, которую в век глобализации легко  было бы отнести к региональной консервативности. Но здесь выступает право художника своей креативностью компенсировать   ту политическую революционность, которую продемонстрировала миру русская ментальность.  Долгий день в культуре   приобретает более широкий   смысл.