Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231, +7-916-549-0446
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru
Экспертиза - Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Новое в блогах

Войти

Поиск

Объявления

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

22 февраля 2019

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.
Лента не найдена

СТАНОВЛЕНИЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ

Жаухар Аппаева, искусствовед

г.Нальчик

Профессиональное изобразительное искусство Кабардино-Балкарии сравнительно молодо, но оно уже успело обрести собственное лицо.  Появились художники, способные в глазах общественного мнения олицетворять культуру республики. Благодаря им, сумевшим завоевать признание далеко за пределами нашего края, Кабардино-Балкария вписалась в российское и мировое культурное пространство.

До 20-х годов нынешнего века художественная  культура кабардинцев и балкарцев развивалась естественным путем, эндогенно. Отсутствие в ней изобразительного искусства до недавнего времени понималось несколько ограниченно и объяснялось лишь исповедованием местными народами ислама. На самом же деле причины этого явления коренятся гораздо глубже и связаны со спецификой художественного мышления кабардинцев и балкарцев. Ведь и в доисламский и даже христианский периоды искусство у нас бытовало в декоративной форме. Изредка появлялись предметы, убранство которых носило декоративно-изобразительный характер. И лишь в исключительных случаях возникали произведения чисто изобразительного характера.

У отдельных представителей горских народов интерес к изобразительному искусству появился еще до революции, к примеру, у  карачаевца Ислама Крымшамхалова.  Но, несмотря на то, что он получил профессиональную подготовку, ему так и не удалось реализовать свои творческие  возможности.

В целом же, в этом смысле, кабардинцы и балкарцы оказались весьма консервативны и, несмотря на все усилия советских властей   по их приобщению к изобразительному искусству, на протяжении нескольких десятилетий оставались чужды ему. Задача же насаждения изобразительного искусства в 20-30-е годы и позже считалась чрезвычайно важной.

В послереволюционные годы назначение искусства в стране воспринималось чисто утилитарно: оно должно было служить политическим целям советской власти. Нисколько не скрывало своих намерений относительно идеологизации всех видов искусства и руководство Кабардино-Балкарии, о чем свидетельствуют многие документы. Эта позиция в весьма откровенной форме нашла отражение,  к примеру, и в Обращении организационного комитета по проведению 1-й Кабардино-Балкарской областной национальной олимпиады искусств. В нем выражена озабоченность слабой политизацией местного искусства: “Самобытное искусство горских народностей, разбросанное по  аулам в лице музыкантов, певцов, танцоров, гармонистов, зурнистов, рассказчиков, резчиков, поэтов и других, до сих пор недостаточно выявлено. Художественные самодеятельные единицы до сих пор не имели над собой достаточного политического  руководства, они не организованы. Неорганизованное искусство мало отражает стройку соцстроительства, мало агитирует за обороноспособность страны, индустриализацию, коллективизацию и другие важные мероприятия партии и правительства... Сдвинуть с места, дать определенную политическую установку в самодеятельном искусстве, просмотреть лучшие образцы и направить путь - одно  из важнейших условий олимпиады”.[i]

Особенно действенным в политическом смысле могло стать изобразительное искусство, которое мыслилось как мощное идеологическое оружие в борьбе за укрепление коммунистических идеалов.

В годы культурной революции (20-30-е гг.) советские и партийные органы КБАО поставили перед собой необычную задачу: не считаясь с реальной обстановкой, отсутствием соответствующей культурной базы, волевым,  административным методом культивировать изобразительное искусство.  Именно с культурной революцией связано зарождение у нас дотоле несуществовавших в Кабарде и Балкарии  видов искусства, таких, как живопись, скульптура, графика.  К искусственному внедрению изобразительного искусства местных чиновников толкнули не только политические соображения, но и необходимость включиться в общесоюзный художественный процесс, предполагавший в первую очередь участие Кабардино-Балкарии в общесоюзных и российских художественных выставках.

Естественно, что создание произведений искусства невозможно без профессиональных кадров художников. Потому параллельно возникла проблема их воспитания. Местное руководство пыталось решать ее уже в 20-е годы. Однако кабардинцы и балкарцы длительное время оставались равнодушными к этому начинанию.

Коренные народы, воспитанные на иных традициях и художественных ценностях, ни психологически, ни эстетически не были подготовлены к восприятию новых для них видов искусства, их возникновение не было связано с культурными запросами. Оттого реализация  этого замысла растянулась на долгие три десятилетия. И если представители других видов творчества успели заявить о себе еще в 30-е годы (так профессиональный ансамбль танца был организован в 1930 году. Кабардинский театр - в 1936-м, а Балкарский - в 1937 году, симфонический и духовой оркестры - в 1933 году), то первыми профессиональными художниками из местных уроженцев стали выпускники Саратовского художественного училища 1952 года Федор Калмыков, Муаед Аксиров, Асланби Жерештиев, Владимир Темирканов, а через несколько лет Гид Бжеумыхов  и Михаил Тхакумашев.

Конечно, несмотря на запрет ислама и в нашем крае изобразительное искусство возникло бы вполне естественным путем, как это, к примеру, случилось с мусульманскими странами.  И мы бы не избежали влияния других культур и вписались в кривую  общечеловеческого прогресса.  Но случилось так, что у нас этот процесс форсировался, чтобы республика, так сказать, не отстала от общесоюзной моды и не оказалась  на обочине культурной жизни. Несмотря на отсутствие объективных предпосылок для возникновения изобразительного искусства, процесс медленно, с большими трудностями, но пошел.

Всего несколько десятилетий отделяет сегодняшнее изобразительное искусство Кабардино-Балкарии от его истоков.  Искусственно привитый к древу нашей культуры черенок прижился и дал плоды.

История изобразительного искусства Кабардино-Балкарии началась не столько с творческого процесса, сколько с организационных мероприятий.  Да  и первые результаты художнической деятельности были  не столь уж весомы.

И лишь позднее (70-80-е годы) от робкого подражательства академизму и передвижникам художники перешли к освоению мирового художественного опыта. Вырвавшись из идеологических тисков соцреализма, десятилетие назад они обрели творческую свободу. Этому предшествовал более чем полувековой период развития культуры в условиях несвободы.

Еще при своем зарождении советская власть пыталась сразу же взять под контроль литературно-художественный процесс. Была создана целая иерархия отделов и учреждений, долженствующих направлять деятельность работников культуры.

24 декабря 1918 г. при исполкоме Нальчикского окружного народного Совета был организован культурно-просветительный отдел. В 1920 г. возник подотдел изобразительных искусств при Нальчикском окружном ревкоме, который осуществлял руководство работой учреждений культуры. Несколько позже по решению президиума Кабардино-Балкарского облисполкома появились художественная секция и секция по охране памятников искусства  и  старины. В 1922 г. было создано Кабардино-Балкарское общество изучения старины, этнографии и естественных богатств местного края. Их деятельность находилась под строгим  контролем партийных органов.

Не удовлетворяясь результатами деятельности разрозненных учреждений курирующих культуру, в 1936 году правительство республики создало Управление по делам искусств при облисполкоме,  осуществлявшее идеологическое руководство культурой.  Оно ведало всеми вопросами искусства, ему были подчинены театры, другие зрелищные предприятия, киноорганизации, музыкальные, художественно-живописные, скульптурные и другие виды искусства. Разумеется, в зависимость от него попали и конкретные деятели культуры, в частности, изобразительного искусства.

На первых порах это были приезжие художники, получившие специальное образование в России. Их творчество развивалось в русле традиций русского искусства. В 1897 году  в Нальчике поселился высланный сюда за антиправительственную деятельность выпускник Петербургской академии художеств М.В. Алехин. В 10 -20-е годы здесь работают профессиональные художники П.Ф. Краузе, Сегаль, Воронцов.

В 30-е годы круг живописцев значительно расширился. Под влиянием переехавших в Нальчик Л.В. Брюмера, Н.Н.  Гусаченко, М.А. Ваннаха,  М.Г. Смольянинова, Н.Г. Скрипниченко, Н.З. Трындыка, Я.М. Цейкинского, М.С.  Шейблер, Е.А. Гольдштейна, Л.Г. Молодоженина,  И.В. Балицкого,  Борисенко, П.И. Рябчикова, Ф.Д. Козырева и других складываются определенные художественные вкусы, и вообще начинает формироваться художественная среда.  Часть из них пробыла в Нальчике недолго,  другие связали с ним свою жизнь навсегда и внесли определенный вклад в развитие местного искусства.

Культурная жизнь довоенного Нальчика еще крайне бедна. Но важно то, что в это время возникает база для распространения художественных знаний. Уже в 20-е годы в общеобразовательных школах вводится предмет “рисование”. Не удовлетворяясь этим, местное руководство в 1927 году пытается организовать при облоно  художественную секцию. В 1935 при Доме внешкольного воспитания детей города Нальчика (Дом пионеров) открывается студия изобразительных искусств, занятия  в которой ведут профессиональные живописцы. В воспитании студийцев активное участие принимали И.В. Балицкий, Н.Н.  Гусаченко, М.А. Ваннах.

Первоначальные художественные навыки в студии получали и местные уроженцы. Особые надежды в те годы возлагали на юную художницу Аминат Малкарову из Нижнего Чегема, кийизы которой на выставке в Москве в 1935 году получили очень высокую оценку. В том же году на Всемирной выставке детского рисунка в Париже она заняла третье место. Однако в силу различных причин ей не удалось стать профессиональной художницей, хотя для нее в Нальчике, куда она переехала, были созданы специальные условия для  учебы. “Она регулярно посещает областной Дом художественного воспитания детей. В мастерской изобразительного искусства с ней занимаются лучшие художники, знакомят ее с искусством графики и с основами рисования”. [ii]

Не сумели получить профессиональное художественное образование не только Малкарова, но и другие питомцы студии, одаренные молодые люди коренных национальностей.

В 1933 году при Ленинском учебном городке в Нальчике открылась “областная студия национального искусства с отделениями: драматическим, танцевальным, национальных инструментов, духовых инструментов и театрально-декоративным”. [iii] Последнее должно было готовить художников-сценографов. Этот факт также свидетельствует о внимании со стороны руководства республики к изобразительному, точнее театрально-декорационному искусству.

Серьезные последствия для всего советского искусства имело известное  Постановление ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 года “О перестройке литературно-художественных организаций”, которое привело к ликвидации всех существовавших в то время литературных и художественных группировок с последующим созданием единых союзов СССР - писателей и художников, которые должны были объединить вокруг себя все творческие силы страны. Для КПСС эти органы были удобны тем, что давали возможность идеологически направлять деятелей культуры, а значит, оказывать влияние на литературно-художественный процесс.

Создание единой творческой организации художников в Кабардино-Балкарии имело специфические черты. С одной стороны, в отличие от некоторых других регионов России здесь не было проблем с роспуском художественных группировок. Зато не было столь  характерных для них столкновений различных идейных и эстетических платформ и разнообразия, вплоть до непримиримости позиций художников, что всегда делает культурную жизнь богаче и насыщенней. В этом смысле задача организации Союза упрощалась. Но ее усложняло отсутствие художественных кадров.

Это постановление сыграло негативную роль в развитии культуры крупных художественных центров, по существу отбросив их на десятилетия назад.  Для Кабардино-Балкарии же, где творческие силы были малочисленны и практически отсутствовало изобразительное искусство, объединение художников вокруг Союза имело прогрессивное значение. Появились большие возможности для их творческого общения между собой. Теперь, можно было стать участником всесоюзных и российских выставок, поехать в творческую командировку,  пройти “школу мастерства” у признанных советских художников, поскольку все эти вопросы решались только Союзом. Обмен опытом с деятелями культуры из других регионов способствовал профессиональному росту местных авторов.

Местные художники изначально были ориентированы на определенный творческий метод (соцреализм) и на коллективное решение всех своих проблем - от житейских до творческих, что до некоторых пор способствовало движению кабардино-балкарского искусства по пути прогресса.

Однако несмотря на страстное желание идеологических работников немедленно организовать Союз художников, из-за отсутствия кадров решение этой задачи отодвинулось на несколько лет. Для примера, более простым делом оказалась  организация оргкомитета Союза писателей КБАО  (1933 год).

Вплотную вопросом объединения художников руководство республики начало заниматься в 1936 году, четыре года спустя после принятия постановления.  3 февраля 1936 года Президиум облисполкома  на своем заседании поручил облоно “в месячный срок учесть всех имеющихся в области художников - профессионалов и самоучек и подготовить организацию оргкомитета Союза советских художников”.[iv] Один из пунктов постановления гласил: “провести во 2-м полугодии 1936 года районные художественные выставки и организовать областную выставку, приурочив ее открытие к 15-летию автономии области”.[v] На этом же заседании был рассмотрен “вопрос об организации в Нальчике художественной студии для художников-профессионалов и самоучек”.[vi]

Вскоре в соответствии с Уставом Союза советских художников СССР была создана официальная творческая организация - оргбюро Кабардино-Балкарского Союза советских художников. Его создание для культурной жизни республики имело большое значение. Обогатилась художественная жизнь, стали регулярными выставки. Началась практика проведения передвижных выставок по городам, селам Кабардино-Балкарии. В импровизированные выставочные залы превращались красные уголки колхозов и ферм. Работы художников экспонировались в самых отдаленных, труднодоступных уголках республики. С момента создания Ссх КБАССР через местную организацию живописцы и графики начали получать художественные заказы из центра, становились постоянными экспонентами всесоюзных и всероссийских выставок. Для них это было серьезной проверкой своего профессионального уровня. Раньше же участниками выставок в центре были лишь народные мастера, которые демонстрировали на них предметы декоративно-прикладного характера и кустарного производства. Так, в 1923 году они получили приглашение на Всероссийскую выставку предметов художественной промышленности, в 1927 году - на Выставку искусства национальностей СССР и другие.

Когда в 1936 году в Москве был открыт музей народов Союза ССР, для оформления отдела социалистического строительства КБАО  местным властям был сделан заказ на девять скульптур орденоносцев области и несколько панно. Заказные панно были выполнены в 1940 году также и для Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве (авторы Н.Н. Гусаченко и М.А. Ваннах). В 1939 году был организован выставочный комитет 1-й Республиканской изобразительной выставки и позже в Нальчике в фойе кинотеатра “Победа” была развернута первая республиканская выставка, на которой демонстрировалось 250 работ местных художников - народных мастеров, профессиональных и самодеятельных художников. С тех пор они стали традиционными, ежегодными.

Жизненно важной для художников стала организация в 1935 году  художественного отдела краеведческого музея, дававшего им возможность выполнять заказные работы, “отражающие историю, быт и социалистическое строительство области”.[vii] Согласно постановлению Совета народных комиссаров области на закупку произведений местных авторов отпускались средства из ее бюджета.

Как бы много ни значила для деятелей искусств культурная жизнь республики, еще важнее было для них участие в крупных выставках. Художникам они позволяли знакомиться с произведениями коллег из других регионов, сравнивать их работы со своими. Здесь возникали контакты между деятелями культуры, завязывалась дружба, шел широкий обмен мнениями об экспозициях, вообще об искусстве.

Сейчас трудно судить о достоинствах и недостатках произведений тех лет, так как соответствующий материал не собран. Часть картин, скульптур и графических листов не сохранилась, местонахождение других известно далеко не всегда. Но нет сомнений в том, что многим из них присущи черты художественной ограниченности, что выполнены они на невысоком профессиональном уровне. Естественно,  трудно ожидать от тогдашних художников произведений с высокими художественными достоинствами. Большинство из них представляет собой ценность, прежде всего как первые образцы изобразительного искусства Кабардино-Балкарии.

Не всегда невысокое качество исполнения картины можно ставить в вину автору,  поскольку они творили в то время, когда во главу угла ставилось не формальное мастерство, а так называемое идейное содержание работы. Оттого в погоне за высокой идейностью художники брались за решение несвойственных им тем, невыполнимых для них задач, и в итоге появлялись серые, безликие картины и скульптуры.

Но понемногу местные художники набирались творческого опыта, росло их профессиональное мастерство, о чем свидетельствует рост уровня республиканских выставок. До войны их состоялось три: в 1939, 1940 и 1941  годах. Последняя довоенная экспозиция была организована в сентябре 1941 года под руководством выдающегося советского художника и историка искусств Игоря Грабаря, незадолго до этого эвакуированного в Нальчик с группой деятелей культуры из Москвы.

В одном из писем, отправленных из Кабардино-Балкарии, он пишет: “Сегодня состоится открытие выставки нальчикских художников. Их всего десять профессионалов,  учившихся в специальных учебных заведениях. Кроме того, есть свыше десяти самодеятельных художников”.[viii] Не мог он не обратить внимание на отсутствие в экспозиции произведений, выполненных местными уроженцами: “Здесь нет ни одного художника кабардинца или балкарца, все русские”.[ix]

В дни пребывания в Нальчике московские художники показали и свои картины, и графические листы. Горожане смогли познакомиться с произведениями известных мастеров искусства Грабаря, Туржанского, Фаинберга, Менделевича, Сварога, Чернышева.

В октябре 1942 года Нальчик был временно оккупирован. Культурная жизнь республики фактически замерла. Прекратил свою деятельность и оргкомитет Союза советских художников КБАССР: большинство художников ушло на фронт. Оккупация немцев причинила республике значительный материальный и духовный ущерб. При своем отступлении из Нальчика фашисты подожгли краеведческий музей.

Сгорело практически все. Из художественных работ, экспонировавшихся в это время в музее, успели спасти лишь бюст Бекмурзы Пачева работы скульптора Л. Г.  Молодоженина, несколько акварелей Чернышева и ряд произведений Файнберга.

Вскоре после изгнания оккупантов творческая  организация художников республики была вновь восстановлена. 13 сентября 1943 года Совет народных комиссаров КБАССР принял постановление “Об образовании Союза советских художников КБАССР”, утвердив представленный оргкомитетом Устав Союза советских художников КБАССР.

Согласно Уставу “Союз состоял в ведении Управления по делам искусств при Совете народных комиссаров КБАССР,  осуществляющем идеологическое и организационное руководство деятельностью Союза”.[x] Восстановленная творческая организация сразу же начала активную деятельность. После депортации балкарцев в марте 1944 года Союз был переименован в Ссх Кабардинской ССР.

Художественная среда республики успела сформироваться еще  в довоенный период, но она состояла сплошь из приезжих художников. Национальных кадров по-прежнему не было. Решением этого вопроса правительство республики вплотную занялось сразу по окончании войны.

Этапным событием в культурной жизни республики стало направление в 1947 году на учебу в Саратовское художественное училище группы из десяти одаренных молодых кабардинцев (балкарцы в это время находились в ссылке). Это был первый шаг в решении задачи воспитания профессиональных кадров художников, представителей коренных народов.

Лишь четверо из посланцев успешно окончили в 1952 году Саратовское училище. Именно они заложили базу для создания национальной художественной школы.

Приезжие же художники часто даже не пытались приспособиться к традициям местной культуры. Наоборот, нередко стремились сохранить в творчестве национальные черты искусства своего народа. Особенно ярко это проявилось в творчестве Н.Н. Гусаченко, который, несмотря на то, что прожил в Нальчике полвека, так и остался украинским живописцем. В творчестве части местной художественной молодежи проявилась противоположная тенденция. Она стремилась влиться в русло общесоюзного искусства и не подозревала о том, что ее главное предназначение заключалось в создании культуры с ярко выраженным национальным колоритом.

На умонастроение художников оказала влияние господствовавшая в ту пору в стране идея нивелирования национальных черт искусства. Работая над своими произведениями, местная творческая  интеллигенция, как это было принято в тот период, опиралась на опыт русских художников, заимствуя концепции общесоюзного искусства и меняя лишь конкретное содержание.

Подобное явление было характерно не только для Кабардино-Балкарии, но для всех периферийных районов СССР. Художественная культура развивалась в строго очерченных рамках соцреализма. Разговоры же о создании национального по форме искусства носили сугубо декларативный характер.

Проблема этнического  в искусстве волновала отдельных местных художников еще в 50-е годы. Они мечтали о создании искусства, близкого миропониманию своего народа. Однако для ее решения не было соответствующей базы. В то время даже при отсутствии вышеназванных ограничений вряд ли было бы возможным справиться с решением этой проблемы. Отсутствовали соответствующие кадры художников и традиции национального изобразительного искусства.  А главное, эта цель противоречила общесоюзной программе развития советской культуры. Потому понемногу эту идею предали забвению. Возрождена она была вновь лишь в 70-80-е годы. Этот период стал важной вехой в зарождении национальной художественной школы.

К проблеме создания этнического по духу искусства новое поколения относилось более осознанно, а главное, профессионально оно было подготовлено значительно лучше. Правда,  художники понимали, что из-за отсутствия собственных традиций изобразительного искусства им придется заимствовать приемы и средства русского, европейского, всего мирового искусства с их последующей ассимиляцией, адаптацией к эстетическим вкусам и мироощущению кабардинцев и балкарцев. Не последнюю роль в сложении местных традиций искусства сыграло и обращение к историческому прошлому коренных народов, национальной тематике.

Этап становления изобразительного искусства республики тянулся очень долго, зато все дальнейшие стадии его развития до самых новейших направлений, характеризующихся очень широким диапазоном стилистических приемов, прошли предельно уплотненно, в необычайно быстром темпе. Не все тенденции и направления общесоюзного искусства нашли отражение в творчестве кабардино-балкарских художников. Кроме того, хронологически они запаздывали.

Произведения, рожденные в 50-60-е, да и 70-е годы, говорят о культурном иждивенчестве художников: ими эксплуатировались чужие стилевые приемы и средства. Идея же возрождения к жизни культурных ценностей прошлого своих народов возникла значительно позже, уже в наши дни.  Попытки отыскать культурные истоки своего народа и на их основе создать национальную модель искусства характерны для 70-80-х годов. Подобная идея не могла возникнуть раньше, поскольку ни общественная, ни художественная мысль Кабардино-Балкарии не доросла в то время до уровня понимания столь серьезной проблемы. Потому нельзя умалять роль художников предшествующего периода, подготовивших для этого необходимую почву. В первую очередь это относится к местным уроженцам, пополнившим в 50-е годы  ряды Союза художников.

Одним из важных событий в ряду тех, что определили судьбу  искусства края, стало формирование структуры местной творческой организации художников. В 1956 году прошло общее собрание художников, на котором было избрано правление Кабардинского отделения СХ СССР, в состав которого вошли и представители коренного населения республики.

Значительность и перспективность этого события были оценены в полной мере несколько позже, в Москве, во  время обсуждения выставки произведений художников КБАССР, посвященной 400-летию присоединения Кабарды к России (1957 год). “Оргбюро Союза художников Кабардино-Балкарии в течение многих лет оставалось в своем малочисленном составе (5 человек) и только в 1956 году после принятия в состав Союза молодежи, окончившей художественные училища Саратова и Ростова, в коллективе оживилась творческая работа”.[xi] Эта оценка особенно дорога тем, что сделана такими крупными мастерами искусства, как  Юон, Фаворский, Журавлев, и отличается объективным и доброжелательным отношением как к культуре, так и к народу Кабардино-Балкарии.

В ноябре 1956 года документ об образовании Кабардинского отделения СХ СССР был подтвержден постановлением оргкомитета СХ СССР (протокол № 34 заседания секретариата оргкомитета СХ СССР от 29 ноября 1956 года). После образования Союза художников РСФСР (1960 год) местная организация стала именоваться Кабардино-Балкарским отделением СХ РСФСР. Она имела все необходимые для ее жизнедеятельности атрибуты: правление, художественный совет, выставком, творческие мастерские и так далее.

О том, что к этому времени кабардино-балкарский орган художников успел стать на ноги, свидетельствует успех выставки в Москве, посвященной 400-летию присоединения Кабарды к России (1957 год), где многим произведениям местных художников маститыми столичными мастерами была дана высокая оценка. Однако наряду с лестными отзывами оргкомитету по проведению юбилейных торжеств пришлось выслушать и критические замечания по поводу того, что ни одна таблица юбилейного альбома, посвященного народному творчеству адыгов, не была выполнена художником коренной национальности.

В те годы существовала и другая негативная традиция: приглашать для выполнения значительных творческих заказов художников из центра, поскольку местные авторы у руководства республики особым авторитетом не пользовались. Не отрицая достаточно высокого уровня заказных работ, нельзя не заметить, что в искусстве Кабардино-Балкарии они стоят особняком, а их авторы практически никакого влияния на развитие нашего искусства так и не оказали. Это вполне понятно, ведь, выполняя разовые заказы, они заботились о собственной материальной выгоде, а вовсе не о судьбе искусства Кабардино-Балкарии.

В развитии местной культуры случился и другой крен. Чрезмерная озабоченность состоянием изобразительного искусства увела в сторону от проблем развития профессионального и народного декоративно-прикладного искусства. Ущербность подобного подхода была отмечена еще в Москве на обсуждении юбилейной выставки 1957 года, где настойчиво подчеркивалась мысль, что этому виду искусства в Кабардино-Балкарии уделяют явно недостаточно внимания. Высоко оценив представленные в экспозиции образцы народного декоративно-прикладного искусства, деятели культуры Москвы не могли обойти стороной тот факт, что “невнимание” со стороны Союза художников и Министерства культуры республики к народному прикладному искусству привело к полному замиранию этого вида искусства”.[xii] И действительно, стремясь вывести изобразительное искусство на передовую,  нередко приносили ему в жертву другие виды искусства. Само же оно расцветало так быстро, что уже в сжатые сроки резко  сократился разрыв между общесоюзным и местным уровнем живописи и графики. Столь стремительному их взлету способствовала вся организация художественной жизни республики. Становятся традиционными персональные, групповые, общие выставки,  все чаще проходят обменные выставки с соседними северокавказскими республиками. Превратилось в норму участие местных художников в крупных российских и общесоюзных экспозициях. Обретают постоянство лекционная деятельность, публикация статей об изобразительном искусстве как в местных, так и в республиканских  периодических изданиях. Материалы о выставках звучат по радио, художественные произведения демонстрируются по телевидению. Жизнь и творчество художников обретает большое многообразие. Их привлекают к праздничному оформлению городов и сел. Большое внимание властями уделяется также монументальному искусству республики.

В книжном издательстве “Эльбрус” выходят плакаты кабардино-балкарских художников на политические и народнохозяйственные темы, появляются на свет иллюстрированные местными графиками произведения кабардинских и балкарских писателей и поэтов. Профессиональные художники консультируют самодеятельных авторов в Доме народного творчества, руководят изокружком республиканского Дома пионеров...

Огромное внимание уделяется проблеме воспитания художественных кадров, которую руководство республики решает совместно с СХ КБАССР, направляя на учебу в престижные вузы, средние специальные учебные заведения подающих надежды молодых людей коренных национальностей.

Все эти формы деятельности творческого Союза получили признание уже в        50-60 годы, ставшие важной вехой в становлении изобразительного искусства края. В этот период закладывается прочный фундамент его дальнейшего развития, который привел к новому этапу – зарождению  местной национальной художественной школы. Формированием Союза художников республики закончился один период и начался другой. Перед искусством края появился новый горизонт, за которым открылся путь к мировым вершинам.


И.Балицкий М.Вовчок с крестьянами. К.Половицкий Голубые ели. М.Аксиров Шахматист. М.Тхакумашев Портрет Шоры Ногмова. М.Тхакумашев. Потрет Б. Пачева. Н.Гусачеко Портрет М. Вовчок. Ф.Калмыков Коневод Кабарды.


ИЛЛЮСТРАЦИИ:

Н.Гусаченко. Портрет М.Вовчок, 1956г., Х.м., 62х50

К. Половицкий. Голубые ели, 1953г., Х.,м 55х44

М. Аксиров. Шахматист, 1953г., Х.м., 25х34

И.Балицкий. М.Вовчок с крестьянами-кабардинцами, 1956г., 69х99

Ф.Калмыков. Коневод Кабарды, 1957г., гипс тон., 78х40х56

М.Тхакумашев. Портрет Бекмурзы Пачева, 1959г., гипс тон., 104х32х30

М.Тхакумашев. Портрет Шоры Ногмова, 1954г., гипс тон., 100х28х30

 

 

ЛИТЕРАТУРА:

1.Аппаева Ж.М. Рисунок времени. Нальчик,1996г.

2.Аппаева Ж.М. На пути к истине. Нальчик, 2001г.

3.Аппаева Ж.М. Изобразительное и декоративно-прикладное искусство Кабардино-Балкарии. Нальчик, 2007.

ПРИМЕЧАНИЯ:



[i] Газ. «Ленинский путь», №3, 17 ноября 1931г.

[ii] Газ. «Социалистическая Кабардино-Балкария», №91, 20 апреля 1936г.

[iii] Газ. «Ленинский путь», № 169, 23 сентября 1933г.

[iv] ЦГА КБР, ф.2, оп.1, д.890, т.1, л.97об.

[v]Там же, ф.16, оп.1, д.63, л.123

[vi] Там же, ф. 777, оп.1, д.12, л.14

[vii] Там же, ф.777, оп. 1,д.12, л.14

[viii] Там же, ф.778, оп. 3, д.33, л.10.

[ix] Там же, ф.778, оп.1, д. 13, л. 97.

[x] Там же, ф.778, оп. 1, д.13, л.98

[xi] Там же, ф. 778, оп. 1, д.13, л.101.

[xii] Там же, ф. 778, оп. 1, д.13, л. 107.