Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск

Станислав Бенедиктов прекрасно известен театральному миру как замечательный театральный маэстро, профессионал экстра-класса, главный художник РАМТа, сценограф таких постановок как «Капитанская дочка», «Отверженные», «Береg Утопии», «Алые паруса» /упоминаемые в тексте спектакли – РАМТ, реж. А.Бородин/, но далеко не всем знаком его малый жанр, изнанка его творческого азарта: нежные акварели, рисунки пером, фломастером, камерные пейзажи, наброски мелочей бытия… тут словно бы душа художника отдыхает от размаха задач, от трудного удела оформителя сцены с его прикладной природой соподчинения драматургу, режиссёру, спектаклю, театру и прочим бесчисленным утомительным подробностям существования плотника внутри корабля /спектакля/, который спускают на воду.

0. Benediktov

Всем правит прогулка.

Именно в этом лабиринте прогулок пера и кисти в тайной свободе от обязательств, в случайности эскиза, в незамысловатом мезальянсе с частным таится мощь зарождения спектакля… из зерна, из капли воды, дуновения ветра… Купол церкви, сугроб, бурелом, тропинка в поле, – вот по сути направляющие шестерёнки творчества художника. Это умение управлять частностью замысла, сосредоточив взгляд на кончике карандаша, и выцарапывать линии древесной коры, мякоть снега, мордашку пса и дает в итоге Бенедиктову силу склона весеннего ручья, который виртуозно обтекает парусиной незримый контур замысла.

Вспомним «Большие надежды» Ч.Диккенса (1994) – основа в акварельном эскизе на слегка мятой бумаге, главное – пустошь небес, синька поднебесья, где нет никаких ранжиров и иерархий, нет перил и все же – на небеса вполне можно опереться душой, любая большая надежда всегда в одном шаге от нас – над головой небо вставлено рамой в судьбу героя.

1. Benediktov. Bolsie nadeji

Или «Береg Утопии» Т.Стоппарда (2007), где из идеи философского парохода рождается образ России – накренившийся корабль, выброшенный на сушу (деревянные мачты, палуба, паруса-скрижали). В этом минимализме глубинная стратегия мастера.

2. Ben. Utopia

И в «Нюрнберге» по Э. Манну (2014) – о трагедии прошлого, которое угрожает возвращением. Удивительно подана идея цены, уплаченной и за счет в ресторане, и по счетам истории. Суд как суть преступлений Третьего рейха. Мы одновременно и в зале суда, и внутри пивного ресторана. Осужденные вновь стали хозяевами жизни.

3 Ben Nyrberg

Этот же принцип сжатия смысла в освоении сценического пространства «Портрета» (2009): огромные багетный угол и планка роскошных рам становятся  матрицей мироздания по Гоголю – потеря лица во тьме, окаймленной бронзой/золотом. Одновременно это пюпитры для нот.

            Ёмкий образ – золото дирижер обманутых душ.

            И вечная тяга мастера к кораблю…

            Есть что-то в этом романтически мальчишеское.

            Незабываемы «Алые паруса» (2010), когда парус фрегата, раскрывающийся над зрительным залом, превращается в алое небо мечты; но миру грез угрожает реалия …взбегая накатывающей волной на ржавую поверхность вздыбленного гребня. Лишь красное пятнышко платья Ассоль пронзает густую синь пространства, становясь огоньком маячка.

4. Ben. Parusa

            Завораживает Дом с черным внутренним сиянием как сгусток фамильного Рока, в котором белизна проступает лишь посмертными масками уходящих в небытие героев «Участи Электры» Ю.О'Нила (2012); то серебристо-графитовый храм тайн –  отравляющий и хранящий мистические секреты, ауру ненависти, изящным зигзагом безжалостно чертит ломаные линии судеб.

Список снайперских решений легко продолжить, но…

Вглядимся в его сегодняшнюю работу. «Проблема» Т.Стоппарда (2019) втягивает в научные споры про сознание, мышление, альтруизм, эгоизм; человек  – под микроскопом института головного мозга. А над головой за стеклом (где гигантские оконные переплеты словно акцентируют крест) звёздная высь, клубящиеся облака, водопады – вечность, вселенная. Неожиданное замечаешь в макете форма которого, будто голова персонажа с эскиза К.Малевича для оперы «Победа над солнцем», где был найден тот образ механического человека победителя мира… утопический образ ложной победы над солнцем.

Исследованиями нюансов этой утопии и градацией поражений человека последних столетий захвачены художественный руководитель РАМТа А.Бородин и его верный соратник С.Бенедиктов.

Народный художник России, Лауреат Государственной премии России (1985), Лауреат Премии города Москвы (2002, 2010), профессор Школы-студии МХАТ. Что ж, свой юбилей сценограф встречает в прекрасной творческой форме, список его побед наград и сотни работ не может не поражать. Впереди «Игроки» Н.Гоголя в Малом театре.

5. Ben. Igroki

Напоследок о воспоминании маэстро про село Дощатое на Оке, просторы которого повлияли на эмоциональную память, и где в детстве был написан первый этюд плотины на реке. «Он сохранился у меня до сих пор. Как ни странно, это пристрастие к серо-серебристым тонам, вибрации белого сохранилось до сих пор, в этом плане я не изменился».

Удивительно, что опорой для мастера на всю жизнь стала именно плотина на реке.

Сдержать напор творчества.

Усмирить разлив фантазии.

Привести к общему знаменателю движение молекул.

Превратить стихию в красоту…

©Ирина РЕШЕТНИКОВА

24.04.2019.

Текст написан для журнала "Театральная афиша"