Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск

Dernières actualités Louvre

Лента не найдена.

Хворостов Анатолий Семенович

доктор педагогических наук,профессор кафедры живописи
Орловского государственного университета
имени И. С. Тургенева.

E-mail: askhvorostov40@mail.ru

Тел: 89192021528

 

Khvorostov Anatoly Semyonovich

Doctor of Pedagogical Sciences,Professor of the Department of Painting
Oryol State University

named after I. S. Turgenev.

E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Тел: 89192021528

 

В.Д. ПОЛЕНОВ. ИЗВЕСТНЫЙ И НЕИЗВЕСТНЫЙ

МОЛЧАЛИВЫЕ ВЗГЛЯДЫ КАМНЕЙ

 

Евангельский цикл картин В. Д. Поленова изучен достаточно глубоко. Одной из наиболее выразительных картин этого цикла является полотно «На Тивериадском (Генисаретском) озере» 1888. Эта картина практически постоянно находится в экспозиции Государственной Третьяковской галерее. Но, как бы ни была она известна зрителям, неожиданно открылся весьма своеобразный приём, позволивший художнику подать обычного путника в образе Иисуса Христа.

Ключевые слова: В. Д. Поленов, картины Евангельского цикла, озеро, путник, поиски приёмов выражения, «свидетели» движения Иисуса Христа, каменные взгляды.

По-существу, каждая картина может содержать тайны в ходе своего зарождения и взросления, о которых ещё не догадались досужие искусствоведы.  Это мы сумели показать в статье, посвящённой картине Борисова – Мусатова «Водоём» [3]. Здесь же покажем это на некоторых картинах Евангельского цикла В. Д. Поленова. И прежде всего на примере картины «На Тивериадском (Генисаретском) озере» (рис. 1). Эта картина входит в Евангельский цикл, созданный В. Д. Поленовым и включающий несколько десятков полотен, в тот его раздел, который художник называл «Путь Христа в пейзажах» [2; 783]. Поленов датирует её 1888 годом. Это был период между двумя поездками художника в Палестину, откуда он привозил много этюдов и массу впечатлений. Названное полотно помнят многие зрители, посещавшие залы Третьяковской галереи в Москве. Помнят не столько по названию, сколько по впечатлению, какое оставляет это произведение от общения с ним. Настолько оно наполнено ясностью цвета и какой-то светочистотой.

 
Рис. 1. Христос на Тивериадском (Генисаретском) озере. 1888

Изображённый в пейзаже славный уголок Земли настолько пронизан сияющей добротой, что зрители, покружив по поленовскому залу, постояв у «Московского дворика», вновь возвращаются к этому светоносному мотиву.

Почему?

Попробуем в этом разобраться.

На картине изображено прозрачное, кристальной чистоты озеро в утреннем состоянии. Солнце ещё не встало. В лёгком тумане застыло озеро с холмистыми берегами на дальнем плане, булыжниками и валунами – на переднем. Картина отличается удивительным спокойствием и умиротворённостью, какой – то тишиной и радостью.

В правом углу композиции медленно движется мужская фигура. Неспешная поступь идущего говорит, что хотя в природе раннее утро, он прошёл уже немало. А то, что художник, отодвинул идущую фигуру к правому краю полотна и вывел тропинку буквально на зрителя, даёт понять, что этот путник здесь долго не задержится и что ему предстоит ещё очень долгий путь.


Рис. 2. «На Тивериадском (Генисаретском) озере». Этюд. 1881 - 1882

Что удивительно - в этюдах и эскизах к этой картине нет такого покоя и умиротворения. Там, просто, передано изображение водоёма с обломками и глыбами камней на переднем плане (рис. 2, 3). Всё очарование было найдено и передано художником именно в окончательном варианте картины.

Такое ощущение, будто художник ставил перед собой две взаимоисключающие друг друга задачи – найти и применить в своих произведениях художественный приём, который обожествлял бы изображаемого в его полотнах человека (тем более, что фигура Иисуса Христа была написана Поленовым со своего друга – художника Константина Коровина, известного всем художникам) [2; 399, 737]. В тоже время художник должен был скрыть найденный приём от внимания зрителей. Ему нужно было найти что-то такое, чтобы путник воспринимался как сын Божий. Нужно было окружить его чем – то необычным, равноценным чуду. Это чудо – приём, который позволил бы ему обожествить идущего путника.

Художник, работая над библейскими мотивами, искал и нашёл такой приём выражения, который наиболее тесно связал фигуру Иисуса Христа с соседствующей природой.

Появление необычного прохожего не должно было оставить равнодушным окружающий его мир. Художник был убеждён, что, в таком светлом месте должны быть свидетели спокойного движения раннего пешехода.

И создал их. Молчаливых. Внимательных. Доброжелательных. Вокруг неожиданно очнулись те, кто обрадовался и удивился его пришествию.


Рис. 3. «На Тивериадском (Генисаретском) озере». Эскиз. 1887

Их много.

Кто же это?

Приглядитесь, как написаны на картине булыжники и валуны. Поленов наделил многие из них скульптурными человеческими чертами, проступившими на камнях с разных сторон.

У валунов и булыжников в картине «На (Генисаретском) озере» прорезались глаза. И эти глаза по мере возможности прослеживают путь сына Божьего, идущего вдоль берега. Если хорошо присмотреться, нетрудно заметить что скульптурными чертами обладают на картине и гористые склоны дальнего берега озера (см. рис. 1). Но художник написал эти каменные образы столь бережно и незаметно, что ни зрители, ни коллеги – художники так и не догадались, какой приём применил художник. А он, никому не раскрывая своей тайны, очень осторожно направлял каменные взгляды «свидетелей» на движущуюся фигуру. И рассыпанные на многих камнях скульптурные черты оказались так зашифрованы (черты образов переданы с некоторым смещением), что зрители продолжают воспринимать картину как обычную однофигурную композицию.

                                Рис 4                                  

   

Рис 5.                                          Рис. 6

Но образы, созданные художником, будоражат воображение. Ведь Поленов наделил природные камни, мимо которых проходит Христос, чертами оживающих скульптурных образов. Некоторые валуны и булыжники имеют откровенные очертания скульптурных голов (рис.4–6). Другим - приданы черты различимых каменных существ. По мере приближения человеческой фигуры булыжники и валуны как бы просыпаются, осматриваются, вращая зрачками.   Где – то на каменной голове промелькнёт приветливая улыбка, где – то проявится недоумение или удивление, где – то вопрос. Так или иначе, лежащие камни не остаются равнодушными.

Рис.7. Скалы на Тивериадском озере. Этюд. 1887 г.

Они активно реагируют на появление фигуры Иисуса. Множество невидимых нитей, протянувшихся от оживающих камней, скрытно от взора зрителей, прочно связывают идущую фигуру с окружающим пейзажем.              

Когда и как художник пришёл к решению применить такой необычный приём?

Какую – то подсказку Поленов получил в книге, пришедшей к нему по почте вначале 1884 года, когда он жил и работал в Италии. Вот как об этом пишет Наталья Васильевна Поленова (Якунчикова), супруга художника: «Вчера, наконец, получили давно желаемого Вогюэ, два громадных увража (тома, фолианта – А. Х.) и Василий сделал открытие, которое привело его в восторг…Василий ходит, как именинник» (Рим, 19/31 января 1884 г.) – [2; 335;747]. И хотя Поленов в этот период, что называется, «в упор» занимался картиной «Христос и грешница», а не «Озером», очень возможно, что его не покидали мысли об этом волшебном утреннем водоёме. Ведь художники умеют переключать внимание с одного творческого объекта на другой. И подсказка в книге его окрылила.

Какое конкретное открытие сделал художник, и что повергло его в такой восторг, Наталия Васильевна не пишет, но мы склоняемся в пользу выдвинутой нами версии.

Пробную попытку придать камням скульптурные черты Поленов предпринял в 1887 году в этюде «Скалы на Тивериадском озере». Возможно это была первая, ещё не уверенная попытка?

Художник попробовал придать скульптурные черты крупным камням. И это ему удалось – валун на переднем плане имеет нос с горбинкой, изогнутую ротовую полость и даже глаз со зрачком (см. рис. 7). А каменная глыба, застрявшая в воде, владеет достаточно грубой начальной скульптурной обрубовкой. Но, так как на этюде не только два больших валуна, но и шесть или семь мелких, внимание зрителя рассеивается, и он не фиксирует взгляд на скульптурных подсказках художника.

Возможно, это было пробой живописца, - заметят ли зрители найденный

им приём. Если не заметят, - можно его и в картине использовать.

Не заметили!

И приём вошёл в картину. Правда, с большей деликатностью, чем в рассмотренном этюде. Но в созданной художником картине много, очень много каменных образов. Автор статьи насчитал их около тридцати. Вы можете насчитать ещё больше. Будь их один или два,- можно было бы принять за случайность в расположении отверстий и трещин в старых валунах. Но когда их несколько десятков, - тут уже не до случайностей. Тут откровенный, хотя и зашифрованный приём, символ, найденный художником.


Рис. 8. Мечты. 1890 - 1900 гг.

Кто – то скажет, что автор статьи перестарался и выдал желаемое за действительное. Кто – то наоборот, добавив к счёту автора полускрытые в каменной тесноте образы, и насчитав их на десяток больше, упрекнёт автора в небрежности.

Так или иначе, данную картину нельзя теперь рассматривать, не учитывая найденного художником приёма - передачи единения Иисуса Христа с окружающей его природой, и того чуда – просыпающихся камней, которое указывает на божественное происхождение путника.

Столь необычная реакция берегового каменного братства на появление фигуры Иисуса Христа не была замечена не только зрителями, но и коллегами – художниками. Слишком она была странной, её, просто, никто не ждал, не искал и потому – не видел.

Автор статьи сумел разгадать этот ребус только по одной причине – более полувека он занимается искусством маркетри, где все изобразительные элементы зашифрованы в древесных волокнах, сучках, завитках. И, чтобы создать из древесного материала какой – то образ, надо долго разыскивать его исходные черты среди пороков древесины.

А в данной картине скульптурные черты на камнях представлены достаточно узнаваемо для человека с многолетним «деревянным» опытом.

Этот же приём, только поданный более деликатно, художник использовал и в некоторых других своих картинах, связанных с жизнью Иисуса Христа. И, если в картине с «Озером…» скульптурные образы на булыжниках и валунах в определённой степени упрощены и схематичны, то в полотне «Мечты», созданном в том же 1888 году, каменные очертания, встретившие на скале Иисуса Христа, вполне проработаны и столь же задумчивы, как и отдыхающий гость (рис. 8-9).


Рис. 9. Наскальный образ – фрагмент картины «Мечты».

Что же касается скульптурных портретов в картине «И возвратился в Галилею в силе Духа», написанной несколько позже «Тивериадского озера», то, убедившись, что зрители не замечают каменных действующих лиц, ожившие образы проработаны художником уже предельно реалистично, и также задумчиво смотрят вдаль, как и остановившийся путник (см. рис. 10-11).

Таким образом, в ряде картин евангельского цикла В. Д. Поленов применил придуманный им художественный приём, когда появление Иисуса Христа на Земле сопровождается оживлением окружающей его природы.


Рис. 10. «И возвратился в Галилею в силе Духа»        

                   

             

                         Рис. 11. «И возвратился        Рис. 12. Убран фон на фрагменте в Галилею в силе Духа». Фрагмент.                 

                       

Считаем, что обнаруженный приём достоин внимательного изучения.

Литература

  1. Пастон Элеонора. Василий Поленов. – М.,1990. – слово/slovo – 96 c. Ил.
  2. Сахарова. Е. В. Василий Дмитриевич Поленов. Елена Дмитриевна Поленова. Хроника семьи художников/ Под общей редакцией А. И. Леонова - М., 1964. – 838 с., ил.
  3. Хворостов А. С. История отечественного искусства: таинственный «водоём» в одноимённой картине Борисова – Мусатова // Учёные записки Орловского государственного университета. 2017, №4 (77), с.349 – 351.
  4. Шумихина Л. А. Метафизика символов русской культуры / Л. А. Шумихина. – Екатеринбург: Издательство Уральского университета, - 2009. – 120 с.
  5. Юнге Е. Ф. Воспоминания. Переписка. Сочинения. 1843 – 1911 /Сост. А. Н. Розанов, Предисловие А. К. Королёвой. – М.: Кучково поле, Профмедиа, 2017. – 544с., ил.